DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТЫЙ ОСТРОВ

Темная сторона «Скорпов». Часть вторая

Scorpions — не то, чем кажутся. Большинство знает «членистоногую» команду как авторов и исполнителей трогательных рок-баллад. Однако на самом деле это немецкие первопроходцы хард-рока и первые тевтонские рыцари хеви-метала. В их творчестве всегда есть место темным и даже мрачным мотивам. Представляем вашему вниманию вторую, заключительную часть статьи о раннем и самом темном во всех отношениях периоде истории группы.

Читайте в предыдущем номере:

Темная сторона «Скорпов». Часть первая

В трансе

Пока обновленные «Скорпы» колесили по Европе, завоевывая аудиторию в клубах и на других малых площадках, юный барабанщик Юрген Розенталь куда-то исчез — не то отбыл служить в Бундесвер, не то просто не вписался в коллектив. Это одно из темных пятен в «скорпионьей» истории. Что ж, играл Юрген вполне себе самобытно, ударные в альбоме весьма обращают на себя внимание.

Место за установкой занял бельгиец Руди Леннерс. Тогда же группа надолго соединила свою судьбу с продюсером Дитером Дирксом, который разглядел в зарождающемся западногерманском хард-роке большой коммерческий потенциал.

В 1975 году коллектив записал свой третий лонгплей — «In Trance». Тогда у Scorpions в первый и далеко не последний раз возникли проблемы из-за обложки. По цензурным соображениям оголившуюся грудь кайфующей тетки пришлось сильно затенить — а то вдруг дети увидят...

Альбом вышел значительно жестче и драйвовее, а местами тяжелее и мрачнее предшественника. Авторство в основном поделили между собой Рот и дуэт Шенкера с Майне. Открывается пластинка песней «Dark Lady» (музыка и лирика Рота). Исследователи рока, в том числе Сева Новгородцев, вновь отмечают здесь явное влияние Uriah Heep. Действительно, прилипчивые гитарные проигрыши, мощная поддержка бэк-вокалом (на основном вокале Рот, на бэке — Майне) — все это очень напоминает «Хипов». Разве что саунд поагрессивнее будет: вступление и вовсе представлено неким невообразимым гитарным извращением в виде беспорядочных рыков.

Далее — выход Шенкера и Майне, заглавная песня. Впервые проявляется склонность парочки к размеренным и мощным балладам. При этом удается не скатываться в слезливость и сохранять непривычно высокий для середины семидесятых уровень тяжести. «In Trance» — умелое чередование меланхолических стенаний и методичной припевной долбежки, которая к концу сменяется лихорадочным соло и мрачной думовой кодой в духе Black Sabbath. Речь здесь идет не то о жестоком похмелье, не то о наркотическом трипе, не то об усталости от жизни. Понять главную мысль сложновато, что до сих пор не редкость для текстов Клауса Майне.

За заглавной темой следует еще одна сильная металлическая баллада с взрывным припевом — горькая философская притча «Life's Like a River», написанная Шенкером и Ротом совместно с некой женщиной по фамилии Фортманн.

Дав слушателям пищи для серьезных размышлений, «членистоногие» пускаются в предельно злой рок-н-ролльный отрыв в зажигательной «Top of the Bill» (Шенкер/Майне). Рудольф озверело пилит напористый ритм, Клаус работает на пределе своих тогдашних вокальных возможностей, Ульрих в соло-экстазе доходит до того, что звучание гитары становится неотличимым от ржания необузданного мустанга (это не шутка и не преувеличение — можете проверить).

Следом — мощная, тягучая, снова немного в духе Black Sabbath баллада «Living and Dying» (Шенкер/Майне) — новая порция мрачных философствований, местами щедро сдобренная органной партией Киршнинга. Затем — новый рок-н-ролльный отрыв, на сей раз с креном в остросюжетную научную фантастику, — «Robot Man» (Шенкер/Майне). Безумное заводное ритмическое рубилово, сумасшедшие соляки, искаженный «под робота» вокал Майне — есть от чего пуститься в пляс.

Оторвавшись вволю, Рудольф и Клаус вновь дают слово Роту: задумчивая, ни на что не похожая притча «Evening Wind» превосходно спета Майне. Пожалуй, самая «клавишная» композиция «Скорпов» того времени: Киршнинг сработал как надо. Затем Рот берет в свои руки инициативу не только композиторскую, но и исполнительскую: насквозь блюзовая «Sun in My Hand» спета им самим, без Майне, а сыграна, похоже, без Шенкера. Звук настолько качественно сведен и обработан, что можно подумать, будто запись сделана в наше время. Здесь Ули отдает дань своему кумиру Джими Хендриксу, при этом сохраняя самобытность.

Дальше — легкий заводной номер «Longing for Fire» (Шенкер/Рот). И завершает альбом ленивая инструментальная блюзовая баллада Рота «Night Lights» — лучше музыки для езды по ночному шоссе не придумаешь.

Получился яркий, необычный, будоражащий нервы метал-альбом, глубоко уходящий корнями в блюз.

Мало кто знает: примерно тогда же «Скорпы» под коллективным псевдонимом The Hunters записали сингл, в который вошли исполненные на немецком языке две задорные песни группы Sweet — «Fox on the Run» и «Action». Что это было и зачем — тайна, покрытая мраком. Однако коллектив настолько редко отдает дань родному языку, что грех не послушать. (Следующий и последний на сегодня пример — «Du Bist So Schmutzig» собственного сочинения из экспериментального альбома «Eye II Eye» 1999 года.)

Убийца девственниц

В том же составе команда записала в 1976 году альбом «Virgin Killer». Не очень понятно, участвовал ли в записи Ахим Киршнинг. Во многих интернет-источниках указано, что да. Однако об этом не сказано в буклетах к различным изданиям альбома, а клавишные на записи едва ли слышны. Во всяком случае, тогда или немного позже неприкаянный клавишник — не то член группы, не то гостевой музыкант — выпал из «скорпионьей» обоймы. Он принял участие еще в одном или двух музыкальных проектах, которые не имели успеха, а затем оставил музыку и подался на ниву народного просвещения. Будучи уже убеленным сединами директором одной из немецких школ, он признался в интервью, что слушает только классическую музыку и не знает ни одной песни Scorpions. На том и распрощаемся с достопочтенным герром Киршнингом.

С обложкой для «Virgin Killer» вновь приключилась неловкость. Изначально на ней была метафорически изображена утрата девственности, что вызвало в обществе бурление определенных смрадных субстанций. Если годом ранее грудь девушки удалось затенить, то на сей раз пришлось выкатить альтернативную версию обложки — фото группы.

«Virgin Killer» несколько скупее на безумные эксперименты, чем два его предшественника. Местами чувствуется, что команда немного устала. Начинается трек-лист с «Pictured Life» (Шенкер/Майне/Рот), в которой есть цепкая мелодия, драматический надрыв и обращение к оккультно-наркотической тематике... хотя вновь текст, в духе Майне, слишком абстрактен, чтобы утверждать наверняка. (Кстати говоря, Клаус Майне не алкоголик и не наркоман, зато примерный семьянин, чего никак не скажешь по его текстам!)

Вторым номером идет нечто невообразимое — абсолютно бесовская рок-н-ролльная «Catch Your Train» (Шенкер/Майне) с прилипчивым риффом Рудольфа и чудовищно скоростными запилами Ульриха. Эдакое воззвание к офисному планктону восстать против рутины, послать все к черту и пуститься во все тяжкие. До предела накалив атмосферу, «Скорпы» предательски резко сбавляют обороты, заставляя слушателя заниматься самокопанием под «In Your Park» (Шенкер/Майне). Это абсолютно классическая рок-баллада, предвосхитившая душераздирающие шедевры восьмидесятых и девяностых.

Затем следуют заводные, но плохо запоминающиеся «Backstage Queen» (Шенкер/Майне) и «Virgin Killer» (Рот). Хотя тандем и Рот предпочитали держаться несколько разных музыкальных направлений даже в рамках одного коллектива, песни звучат совершенно одинаково — как фоновый шум.

За титульной композицией следует еще один опус Рота — «Hellcat», которую он поет сам. Это безумная смесь блюза, психоделики и еще черт знает чего с текстом о ведьме и ее колдовских чарах. Далее — баллада «Crying Days» (Шенкер/Майне), весьма проходная вещица, которая даже в подметки не годится той же «In Your Park».

И завершает этот разношерстный парад Ульрих Рот двумя весьма неплохими штуками. «Polar Nights» спета и сыграна им самим. Это чистейший блюз-рок без излишеств, с суровым «полярным» вокалом. Наконец, Клаус выдает заунывные трели в «Yellow Raven» — напевной балладе с ненавязчивыми гитарными импровизациями и плотными вокальными гармониями, которая, хоть и сочинена Ротом, вполне могла бы вписаться в более поздний балладный репертуар «Скорпионов». Подобно «In Trance», завершается композиция думовой кодой.

Примечательно, что примерно тогда Шенкер и Майне написали легендарную «Still Loving You». Она будет мариноваться еще восемь лет, пока не превратится в то, что мы все знаем и любим.

Он женщина, она мужчина

После выхода «Virgin Killer» группа тихо распрощалась с бельгийским барабанщиком Руди Леннерсом, а его место занял Герман Раребелль, будущий «скорпион»-долгожитель, соавтор взрывных металлических хитов «Rock You Like a Hurricane», «Another Piece of Meat», «Dynamite» и «Blackout». В этом составе — Шенкер/Майне/Рот/Буххольц/Раребелль — группа в 1977 году записывает альбом «Taken by Force», который по устоявшейся уже ханжеской скрепной традиции властные органы хотели запретить из-за обложки. Изначальный вариант — двое на кладбище ведут перестрелку из игрушечных пистолетов. Сложно представить, что творится в башках людей, которые решили, что переодетые в какие-то лохмотья тридцатилетние Майне и Шенкер с «пушками» — это дети. Неисповедимы пути любителей оскорбляться и запрещать. Пришлось вновь выдумывать альтернативную обложку — и вновь с изображением команды.

Открывает альбом песня, позже ставшая метал-иконой, — «Steamrock Fever». Она каким-то непостижимым образом сконцентрировала в себе достоинства «Top of the Bill», «Robot Man» и «Pictured Life». Получился удивительно насыщенный твердосплавный продукт. Далее, в своем духе, «членистоногие» окунают слушателя в бочку с холодной водой — балладу «We'll Burn the Sky». Возвышенную музыку, где лиричный перебор чередуется с тяжеленным боем, написал Шенкер. Мистический религиозный текст о невосполнимой утрате принадлежит перу Моники Даннеманн — последней возлюбленной легендарного Джими Хендрикса, а позже жене Ульриха Рота.

«I've Got to Be Free» — великолепный образец ротовского блюза, сложного и вместе с тем ритмично-цепкого. (Кстати, в этом альбоме все песни поет Майне, Роту ни разу не удалось отобрать у него микрофон.) «The Riot of Your Time» (Шенкер/Майне) — один из немногих в те времена образцов мастерского использования «Скорпами» акустической гитары, которая превосходно вписывается в металлический контекст. Это еще и попытка заглянуть в будущее — лет эдак через двадцать, предугадать судьбу человечества и рок-н-ролла, своего рода предвестник акцептовской «Metal Heart».

Следом — две песни Рота, его последние творения в рядах «Скорпионс». «Sails of Charon» («Паруса Харона») — зловещее обращение к древней мифологии. «Your Light» — трогательная, но настораживающая: не то признание в любви, не то исповедь маньяка, не то все вместе. От обеих композиций на километр разит старым добрым блюзом в духе «Sun in My Hand».

Следующая песня — типично «скорпионий» жесткий боевик с железобетонной ритм-секцией, истеричным соло и омерзительным текстом. Это «He's a Woman, She's a Man». Здесь Раребелль впервые вмешался своими погаными барабанными щупальцами в нерушимый дуэт Шенкера и Майне. Речь идет о трансвестите, с которым лирический герой случайно переспал, а потом от осознания произошедшего пришел в неописуемый ужас. Легенда гласит, будто повествование частично (?) основано на реальных событиях: путешествуя не то по Америке, не то еще по какой-то из бездуховных стран, Раребелль-кобель едва не «снял» на обочине дороги «транса».

Ну, и финалочка. Она превосходит все мыслимые и немыслимые ожидания. «Born to Touch Your Feelings» (Шенкер/Майне) — уникальная классическая рок-баллада с акустическими переливами в куплетах, мощным, многократно повторяющимся припевом — и кодой, где в экстазе сливаются все та же акустическая гитара, незамысловатое блюзовое электрическое соло, непонятно на кого возложенные фортепиано и орган да несколько монотонных женских голосов, речитативом повторяющих строки песни на разных языках. Все это настолько сбалансировано и медитативно, что... сплошное великолепие. Видать, не зря Шенкер-старший практикует трансцендентальную медитацию.

В 1978 году вышел первый официальный концертный альбом Scorpions — «Tokyo Tapes» («Токийские пленки»). К тому времени в Японии «паукообразные» стали популярнее, чем The Beatles. Это был их первый локальный пик славы. Грешно было при таких делах не отмотать тур по Стране Восходящего Солнца.

Scorpions относятся к тем командам, чьи концертные записи слушать действительно интересно. Это не просто формалистское исполнение хитов, а зачастую их вольная и неожиданная интерпретация. Так вышло с «Fly to the Rainbow», которой Рот придал еще больше космической психоделики; «Robot Man» — еще более рок-н-ролльной, чем в студийной записи; «Top of the Bill», в которую органично вписалось барабанное соло Германа Раребелля. Баллада «In Trance» сильно помрачнела. Нашлось место и композиции «In Search of the Peace of Mind» из дебютного альбома — эдакий оттенок тихой сумасшедшинки. Исполнив все лучшее из своего репертуара, «Скорпы» отдали дань духовным отцам, зубодробительно отмолотив два хита Элвиса Пресли — «Long Tall Sally» и «Hound Dog». И еще один сюрприз — традиционная японская «Kojo No Tsuki» с тягучей аранжировкой под Black Sabbath.

На этом членство Ульриха Рота в Scorpions завершилось. Направление, которого он придерживался в сочинении песен, сильно отличалось от того, к чему стремились Шенкер и Майне. Развод прошел мирно, без скандалов и ругани. Ули еще не раз выступит в разных проектах и на громких мероприятиях совместно с «членистоногими» коллегами.

Гениальнейший из немецких гитаристов продолжил сольную линию, начатую в рамках Scorpions, в своем персональном проекте под названием Electric Sun, который разродился тремя сочными релизами. Они очень близки к блюзу, и в них безошибочно узнается почерк Рота «скорпионьих» времен.

Удар по лицу куском мяса

В 1979 году «Скорпы» окончательно обрели свой стиль, которого они в той или иной мере придерживаются до сих пор. Тогда вышел канонический для всего хеви-метала альбом «Lovedrive» — очень жесткий, даже местами брутальный. В нем нашлось место ураганным боевикам вроде «Another Piece of Meat», «Can't Get Enough», «Lovedrive», тяжеленной инструменталке «Coast to Coast» и балладам, которые тоже вполне успешно вписались в канон, — «Always Somewhere» и «Holiday». А любителям сурового немецкого балладного хеви-метал-рэгги (наверняка у этого стиля много приверженцев) определенно придется по вкусу «Is There Anybody There».

Альбом примечателен тем, что, во-первых, в написание текстов стали активно вовлекать Германа Раребелля. Подтвердился тот факт (который потом будет подтверждаться из альбома в альбом вплоть до 1993 года), что герр Раребелль знает толк в извращениях. Например, в песне «Another Piece of Meat» («Ты тоже всего лишь мясо») рассказывается о встрече где-то в Японии лирического героя с наглухо отмороженной садомазохисткой.

Во-вторых, «Скорпионам» удалось сделать превосходнейший релиз, несмотря на то, что в группе после ухода Ульриха Рота царила чехарда с лидер-гитаристами. Рудольф Шенкер настаивал на том, чтобы вернуть в ряды его младшенького братца Михаэля, изгнанного из UFO. Однако последний, нахватавшись плохого в Британии и Америке, вел себя неадекватно и непредсказуемо. Из-за нестабильности настроения от употребления психотропных веществ он мог, например, ни с того ни с сего не явиться на концерт. Да, он принял участие в записи нескольких песен альбома «Lovedrive» и превосходно исполнил свои партии, но... нужен был надежный профессионал.

Именно таким человеком стал молодой уроженец Ганновера Маттиас Ябс — не то чтобы виртуозный, но очень техничный гитарист, который умел исполнять витиеватые соло и задорно заполнять пустые пространства. По завершении записи альбома Ябса несколько раз отфутболивали, поверив очередным обещаниям ненадолго протрезвевшего Шенкера-младшего. От затянувшейся сверх всякой меры неопределенности Маттиас якобы психанул и вместе со своей девушкой задал стрекача на какой-то полуобитаемый остров к северу от континентальной Германии — лишь бы проклятые «Скорпионы» больше не дергали его без толку. Когда Михаэль в очередной раз кинул Клауса и Рудольфа, те снарядили целый вертолет, чтобы похитить Маттиаса с того острова и доставить на концерт, а Мишу послали наконец на все три аршинные буквы. Герман Раребелль утверждает, будто на таком жестком решении настоял именно он.

Что ж, если так, то барабанщик оказался прав на все сто. Маттиас Ябс до сих пор исполняет в группе великолепные соло, сочиняет превосходные песни и, несмотря на возраст, покоряет своей харизмой сердца миллионов поклонниц по всему миру. Он хорош сам по себе и предельно органично вписывается в «скорпионью» команду.

Именно таким классическим составом — Шенкер/Майне/Ябс/Буххольц/Раребелль — были записаны все последующие культовые альбомы группы: «Animal Magnetism», «Blackout», «Love at First Sting», «Savage Amusement», «Crazy World», концертник «World Wide Live». При этом составе появились на свет неподражаемые «Still Loving You» и «Wind of Change». Впереди — триумфальное покорение когда-то недосягаемой Америки, много экспериментов, много взлетов и падений, перемен в составе. В 1981 году Клаус потеряет голос; он будет готов покинуть группу, но в результате дружеской поддержки коллег останется и заголосит пуще прежнего. В 1990 году сочиненная им «Wind of Change» станет гимном крушения коммунистических режимов и падения Берлинской стены. Команда удостоится высокой чести открыть грандиозное шоу «The Wall» Роджера Уотерса на Потсдамской площади песней «In the Flesh?». В 1999 году коллектив окажется на грани развала из-за творческого кризиса и повсеместного падения интереса к хард-року. Но что бы ни происходило в мире и в их собственных рядах, первопроходцы немецкого хеви живут, здравствуют и неизменно остаются на высоте. На их концертах и сейчас нет-нет да и услышишь то «Speedy's Coming», то «Catch Your Train», то «In Trance», а то и «In Search of the Peace of Mind». Из этих песен — непростых, порой мрачных и мистических — «членистоногие» выросли такими, какими мы их знаем.

Scorpions еще не раз обратят свой взор к тьме — как минимум в альбомах «Face the Heat» (1993) и «Humanity: Hour I» (2007). Но это уже совсем другие истории. Стоит лишь сказать напоследок пару слов о дальнейших изменениях в составе. Басист-долгожитель Франсис Буххольц покинул группу к 1993 году из-за финансовых махинаций, сути которых широкая публика не знает до сих пор. Его на некоторое время заменил первоклассный музыкант Ральф Рикерман, а в начале 2000-х место занял поляк Павел Мончивода — рабочая лошадка, которая ударно трудится в группе до сих пор. Раребелль отправился в свободное плавание году эдак в 1996-м из-за творческих разногласий: его не устроило, что саунд все больше смягчался. «Я не буду играть это дерьмо», — сказал он и хлопнул дверью. В 1999 году он исполнил партию бэк-вокала в самой тяжелой и гнетущей песне альбома «Eye II Eye» — «Mind Like a Tree», а в 2006-м принял участие в масштабном «скорпионьем» концертном реюнионе в Вакене (Wacken Open Air Festival). Его сначала сменил сессионщик с внушительным послужным списком Курт Кресс, а затем на очень долгое время, лет на двадцать, пришел молодой (тогда) американец Джеймс Коттак — один из родоначальников легендарной немецко-американской группы Kingdom Come. В 2016 году Джеймс вышел из строя из-за прогрессирующего алкоголизма. С тех пор у «Скорпионов» барабанит Микки Ди — ранее долгожитель Motorhead, в разное время участник King Diamond, Helloween и U.D.O. В таком составе — Майне/Шенкер/Ябс/Мончивода/Ди — Scorpions намерены выпустить альбом в феврале 2022 года — первый с 2015-го полноценный студийный релиз.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)