DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Брайан Кин: «Я с радостью пропустил бы с вами по бокальчику пива»

Брайана Кина нельзя назвать новичком в литературе ужасов: на родине он имеет статус признанного мастера, а его работы дважды отмечались престижной стокеровской премией. При этом в России он был известен лишь по неофициальным изданиям и рассказам в антологиях. Однако этот маститый, но не замеченный в крупных издательских сериях автор наконец вышел из тени к массовому русскоязычному читателю — гордо неся роман «Темная лощина». DARKER расспросил Брайана о его творчестве, сатирах, городских легендах и даже незабвенных X-Files.

Здравствуйте, Брайан! Спасибо за уделенное нам время! Начнем с вашего писательского бэкграунда: как так вышло, что жанр ужасов стал для вас одним из самых любимых? Вы помните, когда впервые к нему обратились?

Мне ужасы всегда нравились — сам не знаю почему. Я открыл их точно так же, как и многие американцы моего возраста: благодаря комиксам 70-х и 80-х; персонажам вроде Лешего, Призрачного Гонщика, Спауна, комикс-сериям вроде «Колдовского часа» или «Вервольфа в ночи». Даже супергеройские комиксы того периода зачастую обращались к теме сверхъестественного. А потом, в 80-х, я обратился к Стивену Кингу — что неудивительно, ведь его книги были буквально ВЕЗДЕ. Он и пробудил во мне любовь к серьезному чтению, сподвиг искать подобных ему авторов.

Ну и само собой, важным фактором стали фильмы: «Челюсти», «Фантазм», «Рассвет мертвецов», «Омен» сильно повлияли на меня в детстве.

А какие еще жанры кажутся вам привлекательными? Быть может, вы хотели бы написать что-нибудь в жанре реализма, вестерна или твердой научной фантастики?

Я читаю литературу любых жанров, зачастую по несколько книг одновременно (одну утром, одну ночью и еще одну — в туалете). Да и пишу во многих жанрах: писательство вот уже двадцать лет как моя основная работа. К настоящему моменту мною создано 52 книги — и, хоть в основном я известен как хоррорщик, есть в моем активе и вирд-фэнтези, и традиционное фэнтези «меча и магии», и триллеры с детективами, и вестерны, и даже социальный и политический нон-фикшн. Но ужасы — моя главная любовь.

Издательство «Полтергейст Пресс» подготовило первое официальное издание вашей крупной формы — роман «Темная лощина». Расскажите о нем немного. Что сподвигло вас написать его? Почему именно сатиры — довольно частые гости в хорроре, к слову, — привлекли ваше внимание?

У этого романа далеко не один источник вдохновения. В 2005 году, когда он был начат, я как раз достиг необходимых успехов, чтобы оставить работу и стать профессиональным писателем. Конечно, такое решение повлекло за собой новые проблемы и новую ответственность. Главный герой «Лощины», Адам Сефт, — писатель, и все, с чем он сталкивается, — сомнения в самом себе, давление, иные напасти — все это я испытал на собственной шкуре.

А еще моя жена перенесла несколько выкидышей — совсем как супруга главного героя. Писать об этом, пусть даже через призму вымышленной истории, было для меня своего рода терапией.

Что до сатиров, в то время о них как раз таки редко вспоминали в ужасах, они как-то успели подзабыться, и я решил: если никто о них не пишет, что ж, это сделаю я. Теперь-то они, конечно, примелькались. Учитывая главные темы романа — бесплодие и неспособность защитить любимых, — сатир представился мне идеальным монстром для действа, ведь он — воплощение первобытных и грубых природных сил.

Пол Кэмпион, режиссер «Дьявольской горы», собирался поставить фильм по «Темной лощине». Вам известно, что случилось с его планами? Есть ли еще надежда, что фильм когда-либо выйдет на большие экраны?

Пол приобрел права на экранизацию и написал превосходный сценарий. За спецэффекты взялись WETA Digital. Насколько я знаю, сейчас идет последний этап; студия должна дать фильму зеленый свет и выделить ему бюджет. Он непременно выйдет, просто точные даты мне неизвестны.

Расскажите о вашей работе с «Полтергейст Пресс». Вы ведь, насколько мне известно, лично знакомы с представителями издательства — в практике русскоязычного книгопечатания явление не самое распространенное, но тем и ценное, было бы интересно об этом узнать.

С Анной мы познакомились на хоррор-конвенте — здесь, в Штатах. Мы подружились, и где-то через год она с мужем навестила меня, они даже успели у меня пожить. Мы обсуждали как-то продвижение литературы ужасов в России, и она спросила, как же так вышло, что на русском мои произведения ни разу не издавались. Я предположил, что, раз уж существуют пиратские издания, большого спроса на меня нет. Тогда она сказала, что в тех изданиях из рук вон плохие переводы, и, если издать меня как полагается, официально и в хорошем переводе, спрос, несомненно, будет — и высокий.

И, судя по предварительным показателям продаж, она не ошиблась! И ныне я безмерно рад, что русские фанаты прочтут мои произведения в новом и угодном мне формате. Я, конечно, понимаю, почему существует электронное пиратство — и до сей поры для российских фэнов то был единственный способ ознакомиться с моим творчеством, — но я все-таки ничего не получаю за пиратские печатные издания, а детей-то мне во что-то одевать нужно, верно ведь? Так что я поистине счастлив, что благодаря «Полтергейст Пресс» мои книги найдут русскоязычного читателя — и я при этом не останусь в стороне, без своей скромной доли.

Какие бы еще романы вы хотели видеть переведенными на русский? От себя я мог бы всячески порекомендовать «Волшебные бобы Джека» (Jack's Magic Beans), замечательный образец экшен-сплаттерпанка в духе «Одной дождливой ночи» Лаймона, но, может быть, у вас есть собственные соображения на сей счет?

О, «Волшебные бобы» — отличный выбор! Конечно, нужен и сиквел «Темной лощины» — «Призрачная тропа» (Ghost Walk). Еще могу назвать мою апокалиптическую трилогию о Червях-Завоевателях, роман «Комплекс» (The Complex) и криминальные триллеры «Терминал» (Terminal) и «Убить Уайти» (Kill Whitey). И, само собой, серию «Воскрешение» (The Rising) — она у меня самая популярная, полумилионный суммарный тираж по всему миру; естественно, хотелось бы познакомить с ней и российских читателей.

«Воскрешение» — ваша первая опубликованная и по-прежнему самая популярная книга. Сегодня, после публикации большого количества романов, вы все еще считаете этот сериал о зомби-апокалипсисе своим magnum opus? Иначе говоря, какое место « Воскрешение» занимает в вашей библиографии?

Да все мои книги — своеобразный magnum opus, потому как действие их помещено почти всегда в одну общую вселенную. «Воскрешение» не из числа моих любимчиков, но популярности им взаправду не занимать, и я понимаю, почему именно они многим нравятся, и одновременно горд, счастлив и смущен по этому поводу. Но «Воскрешение» написано в самом начале карьеры, и сейчас я прекрасно вижу в них тьму ошибок начинающего писателя — пусть даже и другие не видят.

Будучи очень давним фанатом «Секретных материалов», не могу не отметить ваше участие в межавторском проекте: вы написали рассказ для антологии «Не верь никому», и это определенно одна из лучших работ в этом сборнике. Что для вас — парня, на многих фото очень похожего на знаменитого Уолтера Скиннера, несгибаемого босса Малдера и Скалли, — «Секретные материалы»? Когда вы впервые познакомились с сериалом, какой у вас любимый «монстр недели»? Доводилось ли вам смотреть недавно вышедшие новые эпизоды?

Сериал я начал смотреть в годы его первого выхода на телеэкраны — втянулся с середины первого сезона, и его шарм не отпускает меня по сей день. Забавно, что вы упомянули Уолтера Скиннера: у меня есть фото, где я, писательница Мэри Сенджованни, Митч Пилледжи (Скиннер) и Уильям Дэвис (Курильщик) стоим рядом. Оно до сих пор красуется на стене в моем кабинете.

Новые эпизоды я смотрел — они хороши, но все-таки оригинальные старые «иксы» по-прежнему вне конкуренции.

На фестивале Scares That Care, 2017.

Расскажите о вашем опыте работы с Marvel и DC Comics. Насколько сильно работа над графическими произведениями отличается от создания романа, рассказа или сценария?

О, различий — бездна. Создавать комикс — все равно что писать сценарий, только вместо того, чтобы указывать режиссеру, что снимать, приходится описывать художнику, что рисовать. В романе вам отведено под рассказ истории 80–100 тысяч слов, в комиксе — 22 страницы, и все. То есть комикс подразумевает гораздо более «сжатый», компактный стиль изложения.

Вы уже несколько лет ведете подкаст The Horror Show with Brian Keene. Не могли бы вы рассказать для тех, кто не в курсе, что вы там обсуждаете и как пришли к самой идее?

Ну, каждый наш новый выпуск отличается от предыдущего, но в центре внимания — жанр ужасов: книги, фильмы, комиксы, видео игры и т. д. У нас всегда есть новости как для фанатов, так и для профессионалов хоррор-сферы. Мы берем интервью у наиболее видных деятелей — писателей, режиссеров, художников, музыкантов.

В эфире мы уже пять лет, и за это время успели стать лучшим подкастом подобного рода. Но это не значит, что мы почиваем на лаврах: все время придумываем, что еще можно улучшить.

Если вы не против, несколько личных вопросов. Как ваше окружение — родные и близкие — относятся к писательскому поприщу? Читают ли они ваши произведения?

Родные моих книг не читают, но младший сын — ему одиннадцать — с удовольствием читает мои комиксы и своих школьных друзей тоже на них подсадил.

Но моя боевая подруга, Мэри Сенджованни, с которой мы живем вместе, любит мои книги, равно как и я люблю ее творчество! По факту, мы были фанатами друг друга еще до того, как начали встречаться, так что это был своего рода брак, заключенный на небесах.

Поговорим о персональных предпочтениях. По-вашему, лучший роман и лучший рассказ в жанре ужасов — это?..

Лучший роман — за всю историю жанра? Трудный вопрос! «Противостояние» Стивена Кинга, «Драйв-ин» Джо Р. Лансдейла, «Дом в порубежье» Уильяма Хоупа Ходжсона, «Зверь» Скиппа и Спектора и «Выживший» Дж. Ф. Гонсалеса — вот примерный список. Что касается рассказов, конечно же, «Переплетение ветвей» Карла Эдварда Вагнера и «Мгла» Стивена Кинга.

А что насчет фильмов ужасов? Что из просмотренного впечатлило вас сильнее всего?

Из недавнего? Мне очень понравился фильм «Нескончаемое» («Паранормальное») Бенсона и Мурхеда, а также «Реинкарнация» Астера, «Бункер» и «Молчание» (он снят по роману моего дорогого друга Тима Леббона). Если раздвинуть временные рамки, мои любимые ужастики — карпентеровское «Нечто», «Фантазм» и «Экзорцист 3». Не первый и не второй, а третий.

С Джорджем Ромеро в 2003 году. Фото Чада Севеджа.

Знакомы ли вы с русской литературой? Если да, что можете отметить особо?

Не так хорошо знаком, как хотелось бы: хорошие переводы русских книг не так-то просто отыскать. Но из того, что я прочитал, особо выделю Алексея Шолохова — мне очень-очень понравилось его творчество. И еще мне, несомненно, импонирует идея «коллективного» авторства — это к слову об Александре Варго!

И, само собой, я читал книги Глуховского из серии «Метро» — они гораздо лучше игр, созданных по мотивам.

Расскажите, пожалуйста, о плюсах и минусах работы писателем. Есть ли у вас какие-либо устоявшиеся распорядки, или Вы пишете исключительно по зову вдохновения? На пути к писательскому поприщу Вы сменили множество профессий — какая из них наиболее способствовала написанию ужастиков? smile

По сути, к писательству я отношусь как к любой другой работе. Бывают дни, когда я с удовольствием позанимался бы чем-то другим, но приходится садиться и строчить — все на благо семьи. Было время, когда я работал в литейном цеху — изготавливал формы для отливки. И если к концу рабочего дня я не сдавал норму, мне попросту не платили. К писательству я отношусь так же: в день непременно нужно отработать норму. Пишу я семь дней в неделю — бывает, по часу в день, бывает, по восемь-девять часов. Но каждый день.

Так или иначе, все мои прежние работы что-то привнесли. Ведь хорош тот писатель, что разбирается в человеческом поведении, а я на своих работах этого самого поведения уж точно всякого навидался — и хорошего, и плохого.

Что, по-вашему, самое страшное, что может случиться с человеком?

Самое страшное — когда умираешь, не познав любви. Или без возможности дать знать другим, что они любимы.

Текущий выпуск DARKER посвящен городским легендам. Помните ли вы какие-нибудь легенды из детства или по поздним годам? Никогда не пытались вызвать Пиковую Даму или кого-нибудь похожего? smile

О, конечно! «Темная лощина» ведь частично основана на городской легенде. У выдуманной мной Лощины Ле Хорна есть прообраз — совершенно реальное местечко под названием Лощина Римайера. Я даже показывал его Анне из «Полтергейст Пресс».

Если просмотреть Вашу библиографию, у вас достаточно солидный список планов. Может, что-то из запланированного уже на подходе? Если не секрет, что читателю уготовано от вас в ближайшее время?

На подходе пятая — завершающая цикл — книга из серии «Воскрешение», она называется «Падение» (The Fall). Также почти готовы соавторские работы с Эдвардом Ли, Брайаном Смитом, Бевом Винсентом и Рэтом Джеймсом Уайтом. Вот над чем я работаю в основном в этом месяце — ну и еще над новыми комиксами для Marvel о Торе.

В апреле DARKER исполняется восемь лет! Пожелаете что-нибудь журналу и его читателям?

С днем рождения, DARKER! И большой привет всем жителям России. Не верьте всему, что слышите о нас: я американец и очень вас люблю, с радостью бы пропустил со всеми вами по бокальчику пива.


В интервью использованы вопросы Артёма Агеева.

Редакция выражает благодарность Анне Хэйворд («Полтергейст Пресс») за содействие в организации интервью.

Комментариев: 6 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 happy_book_year 22-04-2019 13:48

    А малотиражки с его червями-завоевателями выпускались неофициально?

    Учитываю...
    • 2 Артём Агеев 22-04-2019 18:55

      happy_book_year, да, без согласования с автором.

      Учитываю...
      • 3 happy_book_year 23-04-2019 11:51

        Артём Агеев, ого, а я-то был уверен, что там честь по чести, вроде ряд других они выпускали официально. Того же Лансдейла. А Кин в курсе? Не в обиде? ))

        Учитываю...
        • 4 Артём Агеев 24-04-2019 19:34

          happy_book_year, судя по интервью, в курсе, но больше смотрит с оптимизмом на будущие издания. grin

          Учитываю...
  • 5 Анна 22-04-2019 09:34

    Интервью с писателями, наверное, мой самый любимый раздел в журнале smile Спасибо вам!

    Учитываю...
    • 6 Старик 22-04-2019 18:06

      Анна,Как я в детстве, любил читать такое, вырос

      Учитываю...