DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Шон Бренни и Эндрю Леман: «Лавкрафт — это Толкиен до Питера Джексона»

Многие знают киностилизации «Зов Ктулху» и «Шепчущий во тьме», полюбившиеся широкому кругу любителей ужасов. Но не все в курсе, что за этими работами стоит Историческое общество Г. Ф. Лавкрафта (The H. P. Lovecraft Historical Society, HPLHS) — международная организация, основанная в Лос-Анжелесе в 1986 году поклонниками творчества джентльмена из Провиденса. И эти фильмы лишь верхушка айсберга обширной деятельности этих талантливых и увлеченных людей!

Сегодня HPLHS — ведущий продюсер лавкрафтианского интертейнмента. Оно занимается фильмами, радиоспектаклями, книгами, играми, музыкальными проектами, проникнутыми уникальным сочетанием уважения к первоисточнику, аутентичности деталей, художественной ценности и чувства юмора. Также Общество производит множество продуктов для поклонников Г. Ф. Лавкрафта (футболки, кружки, игровые наборы и прочее), которые продает в своем магазине в Глендейле, Калифорния, и онлайн. И еще HPLHS — настоящее сообщество, объединяющее активных членов со всего мира.

В преддверии 130-летия со дня рождения Г. Ф. Лавкрафта DARKER пообщался с основателями HPLHS — Шоном Бренни и Эндрю Леманом.

В нашем интервью я постараюсь избегать вопросов, ответы на которые легко находятся на официальном сайте Общества. Наиболее заинтересованные читатели смогут сами туда заглянуть, правда, это потребует знания английского языка. Тем не менее начнем с вопроса для тех, кому лень гуглить: какие пять главных достижений HPLHS с 1986 года до сегодняшнего дня вы бы отметили?

Ш. Б.: За прошедшие 34 года (ох, неужели мы уже столько этим занимаемся?), думаю, наши самые примечательные достижения — это:

— основание сообщества поклонников Лавкрафта и создание нашей ролевой игры живого действия Cthulhu Lives! («Ктулху жив!»);

— создание художественного фильма «Зов Ктулху»;

— адаптация повести Лавкрафта «Хребты безумия» в виде эпизода Dark Adventure Radio Theatre — стилизации под радиоспектакль 1930-х, — после которого мы выпустили еще 22 полнометражных (и еще более продолжительных) эпизода;

— создание художественного фильма «Шепчущий во тьме»;

— переезд в нашу нынешнюю штаб-квартиру здесь, в Лос-Анжелесе, где есть магазин, наши производственные мощности и средства обслуживания.

Э. Л.: Я бы скромно добавил, что запись всех сочинений ГФЛ и почти всех его соавторских работ в виде первого в своем роде аудиособрания тоже значительное достижение.

Итак, вы настоящее историческое общество, пусть и не похожее на другие. Если приехать в Глендейл, Калифорния, и прийти по нужному адресу, что мы там сейчас увидим? Чем там можно заняться рядовому члену Общества?

Ш. Б.: Это небольшой магазинчик на сравнительно тихой улице чуть севернее Лос-Анджелесского зоопарка. Около трети нашего пространства отрыто для публики. Примерно половину этой части занимает магазин, а вторую половину — наша справочная библиотека и музей странных вещей. Вдоль стен стоят огромные книжные шкафы с коллекцией лавкрафтианских материалов, плюс книги по истории, оккультизму, типографии и многим другим темам. Также у нас есть немалое собрание книг по ролевой игре Call of Cthulhu («Зов Ктулху»). Магазин в основном заполнен тем, что вы можете найти у нас на сайте, плюс есть несколько картин в рамках, куча идолов Ктулху. Ах да, и еще карта Данвича на стене метра четыре в длину.

Общество продюсировало две прекрасные экранизации — «Зов Ктулху» и «Шепчущий во тьме». Именно благодаря им мы о вас узнали, как и, наверное, многие в мире. Мы понимаем, кинопроизводство — дорогой и трудоемкий процесс, но… Не пытались ли вы если уже не продюсировать самостоятельно, то каким-либо образом сотрудничать с другими кинематографистами, которым помог бы ваш опыт? Очень уж хочется новых стильных экранизаций!

Э. Л.: Мы в самом деле работали с другими кинематографистами, чтобы помочь им добиться собственного лавкрафтовского видения. Это в том числе наши давние коллеги — Майк Далагер и Дейв Робертсон. Майку мы помогли спродюсировать видеоклип на песню «No Turning Back» из его лавкрафтианской рок-оперы Dreams in the Witch House («Сны в Ведьмином доме»), а сейчас работаем с Дейвом над новой короткометражкой. Также мы пытаемся найти партнеров для собственных кинопроектов.

Еще одна знаковая работа Общества — псевдодокументалка «Шоггот на крыше» (A Shoggoth on the Roof), которая повлекла появление одноименного мюзикла — он даже выходил в виде аудиоверсии и ставился на сцене. Расскажите, как вам вообще пришла в голову эта безумная идея? Почему лавкрафтианский сюжет был положен именно на музыку Джерри Бока [из бродвейского мюзикла «Скрипач на крыше» 1964 года. — Прим. DARKER]? Ведь если, как вы метко выразились, «в мире есть вещи, которые человек не должен адаптировать для музыкального театра», это наверняка одна из них!

Э. Л.: Много-много лет назад, когда мы все еще учились в колледже, изучали театр и играли в Cthulhu Lives!, мы проводили ежегодную вечеринку, которая называлась Премией Черного щупальца (Black Tentacle Awards). Там мы, похлопывая друг друга по спине, вспоминали различные игры, в которые играли предыдущий год. Раз или два забавы ради мы устраивали продуманные церемонии в духе пародии на «Оскар» и дополняли их музыкальными номерами. Кажется, именно на одной из этих премий мы и исполнили впервые песню из «Шоггота на крыше». Как и многое, что мы делали до этого, она, будто снежный ком, просто превратилась в полноценную вещь, потому что это было весело. А мюзикл «Скрипач на крыше» — это любимая классика, и его история о жизни небольшого городка, оказавшегося под угрозой могущественных чужаков, безусловно увязалась с Мифами Ктулху.

Также среди важнейших достижений Общества — создание ролевой игры живого действия Cthulhu Lives! Расскажите подробнее, в чем ее суть? Можете привести примеры интересных игровых ситуаций или персонажей? Проводятся ли эти игры до сих пор?

Э. Л.: Мы не устраивали должной игры в Cthulhu Lives! уже несколько лет, отчасти потому, что это требует почти таких же усилий, как производство небольшого фильма, но если поучаствовать в игре может малое число людей, то фильм, радиопостановка или что-то подобное принесет удовольствие тысячам. В этом году, пока мировой коронавирусный кризис вынудил всех уйти в изоляцию, мы разрабатывали новые игровые возможности, которые включали бы элементы Cthulhu Lives!, и теперь с нетерпением ждем, когда эпидемиологическая ситуация в мире позволит к этому вернуться.

Что же до запомнившихся игровых ситуаций из прошлого, то мне на ум сразу пришли две — из игры, которую мы называли «Египет». Ее написали и организовали Шон Бренни и Фил Белл. Действие начиналось на археологических раскопках в «оазисе» посреди пустыни в Египте. Археологи извлекли некую древнюю силу, многие погибли. Один сошел с ума и пустился в пустыню, следуя какому-то отчаянному плану. Мы, сыщики, должны были изучить улики на месте раскопок, а потом там же заночевать. Шон и Фил дали одному игроку клочок бумаги с описанием кошмара, который должен был присниться его персонажу, и инструкции, что, когда все улягутся спать, он должен поднять крик и рассказать остальным о своем кошмаре. Затем игрок уснул — еще до того, как начал кричать, — но позже той ночью ему реально приснился кошмар, который описали Шон и Фил! И он по-настоящему проснулся через несколько часов и стал кричать об этом. Все игроки жутко перепугались. Я спал в одной комнате с этим игроком и сам испугался так, что меня на несколько мгновений буквально парализовало. На следующий день игрокам предстояло отправиться в пустыню за персонажем, который сошел с ума и сбежал. Эта часть проходила в национальном парке Грейт-Санд-Дьюнс на юге Колорадо — это обширная территория, где нет ничего, только песок со всех сторон, куда ни посмотри. Нам приходилось часами взбираться на дюны и спускаться с них точно так же, как могло бы быть в Египте в 1920-х. Безумно трудно, утомительно и невероятно увлекательно.

Dark Adventure Radio Theatre, радиоспектакль в стиле 1930-х, насчитывающий уже более 20 выпусков, — поистине великолепный проект. Мы можем только мечтать, чтобы нечто подобное появилось на русском языке! А есть ли у вас еще крутые и серьезные проекты, над которыми вы работаете сейчас и информацией о которых могли бы поделиться?

Ш. Б.: Один из недостатков Dark Adventure Radio Theatre в том, что он выходит только на английском языке и его трудно распространять в неанглоязычных странах. Сейчас во всем мире — очень интересное время для аудиопроектов, поэтому мы не удивимся, если увидим, что в других странах появятся новые вещи на других языках. У нас сейчас несколько новых выпусков Dark Adventure в работе и еще пара любопытных новинок, о которых мы пока не можем говорить. Проектов, которые хочется осуществить, у нашего Общества каждый год возникает гораздо больше, чем мы в состоянии довести до ума.

HPLHS подчеркивает, что не разделяет расистских взглядов Лавкрафта. В России эта проблема не так насущна, как в США, и мало кто задумывается о том, был ли Лавкрафт расистом. Он также испытывал отвращение к России своего времени — однако у нас никто не обращает внимания и на это. (Впрочем, мы тогда не жили — кто знает, каково в 1920-е было бы здесь нам самим?) Тем не менее мы знаем, что в США Лавкрафт подвергается осуждению за свои взгляды — вспомним, например, скандал со статуэтками Всемирной премии фэнтези [Руководство премии в 2016 году из соображений политкорректности заменило награды в виде бюстов Г. Ф. Лавкрафта. — Прим. DARKER]. Как вы оцениваете, насколько значительно эти взгляды Лавкрафта сказываются на его популярности в США?

Ш. Б.: Фундаментальные проблемы расовых отношений в США обусловлены историей рабства. Даже после того, как рабы были освобождены в 1860-х, а в 1960-х чернокожим формально были предоставлены равные со всеми права, нам предстоит проделать долгий путь, прежде чем наша страна достигнет состояния истинного расового равенства. Конечно, есть и немало стран, где равные права всех граждан не обеспечиваются и сохраняется системная предвзятость против людей на основании их пола, сексуальной ориентации, этнической принадлежности и т. д.

«Отвращение», пожалуй, слишком сильное слово для описания чувств ГФЛ к России его времени. Отношение к российской революции в США и Западной Европе выражалось преимущественно в страхе. ГФЛ был привержен к устоявшимся институтам, из-за чего ему было очень трудно принять революцию, которая свергла аристократию и угрожала традиционным культурным ценностям.

Существует немало причин, по которым можно не принимать Лавкрафта или его работы. Многие из его личных взглядов были попросту противны и не имеют места в современном обществе. И если кто-то не хочет читать его книг, считая его личное мнение оскорбительным, мы относимся к этому нормально. Но мы также стараемся побуждать людей расширять кругозор и приходить к той точке, в которой можно не любить художника и его убеждения, но при этом восхищаться его творениями. Большинство великих писателей и художников до XX века придерживались взглядов, которые, если хорошенько посмотреть, были бы для современных людей оскорбительны, и все же их работы остаются на своем месте, и по праву. Мы надеемся, что люди научатся находить удовольствие в творениях, даже если личные взгляды авторов отличаются от их собственных.

Грозит ли произведениям Лавкрафта некое цензурирование или переосмысление, как недавно мы наблюдали в случае «Унесенных ветром», удаленных с HBO для внесения комментариев? Как вы вообще относитесь к подобной практике: нуждается ли классика, к которой, несомненно, относятся произведения Лавкрафта, в подобных разъяснениях для нынешнего поколения?

Ш. Б.: Лично мне кажется, что HBO стоило добавить к «Унесенным ветром» контекстуальное введение, а не просто удалять их из своего каталога. [Что и было сделано после возвращения фильма в каталог. — Прим. DARKER] Это полезно для людей — знать о насущных проблемах. Если мы хотим помочь людям избегать расизма, то им нужно его видеть, распознавать и тогда уже — по-настоящему задумываться. Белому населению в США очень легко не думать о расизме, если оно не сталкивается с ним в повседневной жизни.

Некоторые дистанцируются от Лавкрафта либо полностью его отвергают. Мы надеемся, что люди смогут обращаться к таким писателям, как Лавкрафт, Марк Твен, Шекспир или Томас Джефферсон, хорошо проинформированными и замечать, как взгляды авторов отразились на их творчестве. Мне кажется, что работы тех ребят, которые до сих пор печатаются и которых до сих пор читают, делают мир лучше.

Брайан Ламли в разговоре с нами предложил «оставить Ктулху в покое и дать ему поспать у себя в Р’льехе». А как вы думаете, то, что Мифы Ктулху так активно продолжаются, причем не только в литературе, это так уж плохо? Или все же это вредит лавкрафтианской вселенной?

Э. Л.: Не уверен, что именно мистер Ламли имел в виду, но если он предлагает, что всем следует перестать читать Мифы Ктулху и пытаться их обогатить, то не могу сказать, что согласен с ним. Лавкрафт сам понимал, что его работы не предназначены для мейнстрима, а попытки подтолкнуть их в этом направлении приводят порой к весьма прискорбным и сомнительным результатам. С другой стороны, мейнстрим может сам двигаться в сторону Лавкрафта. Лавкрафт не для всех, и для тех, кому он нравится, этим он еще интереснее.

Лавкрафтианская культура сегодня переживает бурный расцвет: по крайней мере в России Мифы Ктулху сегодня, кажется, на пике популярности. Как вы думаете, это предел или этой культуре есть куда расти и развиваться? Если да, что может стать следующим шагом?

Э. Л.: Каждый раз, когда мы выпускаем какой-нибудь новый проект или продукт, нас всегда восхищает, что еще остаются люди, которые жаждут большего, и люди, которые фанатеют от Лавкрафта, но до сих пор не слышали о нас. Мы, определенно, чувствуем, что предел еще не достигнут. В США новая осознанность и внимание к вопросам расы могут сыграть роль в том, что будет дальше. Авторы вроде Криса Спайви и Виктора Лаваля, а также кинематографисты, такие как Джордан Пил, могли бы найти новые пути в подходе к Лавкрафту. [ Крис Спайви — автор ролевой игры Cthulhu Confidential; Виктор Лаваль — автор романа The Ballad of Black Tom, написанного по мотивам «Ужаса в Ред-Хуке» от лица чернокожего жителя Гарлема; Джордан Пил — режиссер фильмов «Прочь», «Мы». — Прим. DARKER]

Ш. Б.: Лавкрафтианская культура распространяется во многие сферы медиа — кино, арт, музыку, игры, литературу и прочие. Я вижу в ней сходство с наследием Толкиена до того, как вышли фильмы Питера Джексона. У Лавкрафта уже есть крупная и активная фанатская база, но он еще не стал поистине мировой знаменитостью, как Толкиен. Хотя крупнобюджетный фильм мог бы все изменить.

Вы часто бываете на конвентах, посвященных Лавкрафту, в качестве приглашенных гостей, и не только в США. Опишите, пожалуйста, какой из этих фестивалей был самым масштабным и какой — самым скромным.

Ш. Б.: Король лавкрафтианских конвентов — NecronomiCon в Провиденсе. Он проводится раз в два года, и это самое большое и самое многообразное собрание поклонников ГФЛ. В его программе каждый всегда найдет что-нибудь для себя. Одна из наших любимых черт в поклонниках ГФЛ — именно их многообразие. Мы встречаем исследователей и сатанистов, геймеров и музыкантов, кинематографистов и культистов и еще множество людей всех мастей. На NecronomiCon интересно каждому.

Лично я бывал на лавкрафтианских мероприятиях в Австралии, Польше, Швеции, Франции, Германии, Мексике… И в конечном счете важен не масштаб мероприятия, а страсть поклонников. У фанатов ГФЛ есть еще замечательная черта — они любят собираться вместе и делиться своим энтузиазмом. Когда уже это произойдет в России и мы сможем подойти и с вами поздороваться?

Бывали ли случаи, когда на таких фестивалях вас чем-нибудь приятно удивляли?

Э. Л.: Безусловно приятны находчивость и чувство юмора, которые так часто проявляются, хотя думаю, удивляться этому не стоит.

Ш. Б.: Удивляться не стоит, как говорит Эндрю, но радостно видеть в людях по всему миру страсть и удовольствие, которое они получают от творений ГФЛ.

Отмечали ли вы какие-нибудь особенности у ценителей Лавкрафта в других странах? Например, австралийцы устраивают традиционные поиски Пнакотуса, а норвежцы мнят себя потомками моряка Йохансена или вроде того?

Ш. Б.: Чего-либо настолько конкретного выделить не могу. Полагаю, единственное, что я подметил в географическом плане, это то, что в странах, где английский либо является у людей родным языком, либо широко преподается, обычно поклонников больше. Поэтому в США, Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии мы видим больше всего поклонников Лавкрафта. Затем идут страны, где люди владеют английским на достаточном уровне, чтобы читать на нем Лавкрафта (давайте посмотрим правде в глаза: его проза может быть непростой даже для носителей). Тут я имею в виду Норвегию, Швецию, Финляндию и Данию. А там, где Лавкрафта читают, как правило, в переводах, фанатская база меньше — в Испании, Франции, Германии, Италии, Польше и, конечно, России. Также мы не слышали, чтобы поклонников было много в Корее, Японии или Китае, зато мы рады наблюдать за растущим числом людей, которые ценят его творчество, в странах Ближнего Востока.

Мы знаем, вы не раз бывали и на Лавкрафтианском кинофестивале. Расскажите, есть ли у вас любимые экранизации, если не считать спродюсированных Обществом?

Ш. Б.: Мы были на фесте столько раз, что сбились со счета. За эти годы мы превосходно провели там время и повидали немало великолепных фильмов. Мой любимый, пожалуй, — фильм, снятый для канадского телевидения, под названием «Без ума: Истории Г. Ф. Лавкрафта» (Out of Mind: The Stories of H.P. Lovecraft, 1998). Он выделяется прекрасной игрой Кристофера Хейердала в роли Г. Ф. Лавкрафта и сценарием, представляющим собой искусное смешение элементов из нескольких произведений ГФЛ.

Э. Л.: Еще один из любимых — «Старик и гоблины» (The Old Man and the Goblins, 1998), кукольный анимированный фильм, который непосредственно вдохновил нас на «Зов Ктулху».

Еще один вопрос для гугла, но хотелось бы получить лаконичный ответ от вас, потому что это снова вопрос о HPLHS. Сегодня в Обществе открыто членство для всех желающих. А если, скажем, поклонник творчества Лавкрафта из России вступит в него, что это ему принесет? И что Общество потребует взамен (не считая его души)?

Э. Л.: Поклонник Лавкрафта из России получит связь с крупной международной группой единомышленников, доступ к закрытой странице в «Фейсбуке», закрытой части нашего сайта, периодическим скидкам в нашем онлайн-магазине и, при желании, право участия в программе обмена подарками «Древний эльф», которая проводится в честь солнцестояния. Некоторые члены также находят удовольствие в коллекционировании «бонусных марок», которые становятся доступны в зависимости от определенных активностей и покупок. Собрав пять бонусных марок, член HPLHS получает единовременный кредит в нашем онлайн-магазине. Все, что мы просим взамен, — это уважительное отношение к другим членам, а также почтовый адрес, чтобы мы могли время от времени присылать вам ктулхуграммы.

Помимо прочего, членам Общества предоставляется доступ к эксклюзивному контенту, который надлежит хранить в секрете. А можете хотя бы намекнуть, что там можно увидеть?

Э. Л.: Там можно увидеть превью проектов, которые сейчас в работе. И еще арты, сделанные другими членами HPLHS.

По информации на вашем сайте, в Обществе состоят более 2000 членов из 29 стран. Вы знаете, чем они занимаются за пределами США?

Э. Л.: Члены HPLHS невероятно разные и имеют множество интересов помимо Лавкрафта. Как правило, они весьма интеллигентны, образованны и начитанны, а многие из них любят играть в игры.

Ш. Б.: В некоторых странах фанаты из HPLHS часто устраивают сходки. В Финляндии вообще есть свое подразделение. В этом году у нас было запланировано собрание HPLHS в Берлине, но потом появилась вся эта ситуация с коронавирусом.

Эндрю Леман и Шон Бренни со Стюартом Гордоном, 2019.

Состоит ли в Обществе кто-нибудь из известных исследователей Лавкрафта, писателей, художников и т. д.? Можете рассказать, если это не секрет?

Ш. Б.: Мы любим в Обществе то, что оно связывает нас с самыми разными людьми, которые любят Лавкрафта. У нас не так много знаменитостей, но есть ряд специалистов по теме, много талантливых художников, композиторов, кинематографистов и других. Это чудесный народ. Но мы стараемся проявлять к нашим членам уважение, отвечая на вопросы вроде этого.

И последний вопрос — просто чтобы развеять сомнения: есть ли в Обществе члены, которых можно назвать культистами в буквальном смысле слова? Не рискуют ли потенциальные члены оказаться втянутыми в настоящую секту? Не заставят ли их читать заклинания и призывать Древних?

Ш. Б.: Как мы уже сказали, ценить Лавкрафта можно по-разному. Если ваш способ предусматривает облачение в церемониальные одежды, начертание на земле тауматургического круга, обливание себя саламандровой кровью и пение по-шумерски ночами напролет — то кто мы такие, чтобы сказать «нет»?

Спасибо за интервью и за ваш вклад в популяризацию Мифов Ктулху! Надеюсь, однажды звезды встанут в правильное положение и мы увидим ваши новые фильмы и воплощение других проектов.

Комментариев: 2 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Механьяк 01-09-2020 20:56

    По всей логике Лавкрафт должен быть чуть ли не иконой борьбы с расизмом - он ведь прошёл путь от "негры с азиатами владеют страшными знаниями, что намного шире современной науки" до "Старцы, в сущности, были людьми" %)

    Учитываю...
    • 2 eucalypt 07-09-2020 13:32

      Механьяк, мы живём в удивительное и интересное ревизионистское время smile

      Учитываю...