DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Мифы Ктулху

Художники — в широком смысле этого слова — в произведениях Лавкрафта всегда люди особенные, что неудивительно, учитывая истоки, из которых мэтр черпал вдохновение. Генетически его герои восходят к героям романтическим, рассказы о художниках-творцах в рамках романтизма были знаковым явлением. Для романтиков художник — это больше чем просто человек, ведь с помощью искусства он способен соприкоснуться с миром иным, идеальным или потусторонним, сущность которого, в зависимости от художественных целей автора, может варьироваться. В день рождения Г. Ф. Лавкрафта Анастасия Ильиных оценила образы художников в его творчестве.

Артбук «Миры Говарда Филлипса Лавкрафта. Иллюстрированная энциклопедия» стал настоящим подарком не только любителям творчества «джентльмена из Провиденса». Альбом, в красках показывающий ужасы «Мифов Ктулху», заинтересовал многих читателей, которые подобной литературной, может, и не увлекаются вовсе. Книга получилась информативной и атмосферной, за что ответственны авторы статей и художники. С создателями альбома DARKER провёл беседу.

Роберт Говард был одним из ближайших друзей Лавкрафта и оставил в «Мифах Ктулху» такой глубокий след, что его просто трудно не заметить. Роберт Прайс, один из самых известных литераторов, увлекающийся ктулхианой практически уже профессионально, в своё время составил сборник произведений Роберта Говарда, так или иначе относящихся к этой теме. Айк Варданян прочитал эту книгу, названную, как и «запретный» том, придуманный техасцем, — «Безымянные культы».

«Некрономикон», «Книга Эйбона», «Мистерии червя»... Списки «запретных» книг в вымышленной «ктулхианской» вселенной весьма длинны. Многие авторы «Мифов» внесли свою лепту в разнообразие проклятых томов, в том числе и Роберт Говард. «Безымянные культы» — на его совести. Но и о собственной вселенной он не забыл — и Турийская, и Хайборийская эпохи могут похвастаться своими гримуарами. О «запретных» книгах, созданных фантазией техасца, рассказывает Айк Варданян.

Их было четырнадцать. Четверо мужчин и десять больших серо-белых гренландских собак. Они перевозили раненого, когда прямо под главными санями во льду появилась огромная трещина. Атка, ведущий пес, сорвался в пропасть и потянул сани за собой, поэтому им пришлось пожертвовать. Но вскоре участники экспедиции, разбившие лагерь неподалеку от трещины, вновь услышали голос пса из чёрного разлома… Впервые на русском, публикуется с любезного разрешения авторов.

Слишком долго правили миром Великие Древние, слишком долго человеческий сон нарушали вторжения звездных владык. Но нашелся способ отправить чудовищ назад в морские глубины. Для этого был выбран музыкант, который мог убаюкать их своей игрой, усыпить своей песней. Ведь даже боги не могут сопротивляться особой магии звука… Публикуется с любезного разрешения автора. Впервые на русском.

На что вы готовы пойти, чтобы раз и навсегда избавиться от навязчивой музыки, звучащей у вас в голове? Что, если ради этого нужно проснуться посреди ночи, голым приехать на побережье океана и совершить там такое богомерзкое дело, каким еще не доводилось заниматься ни одному человеку в мире? Первая публикация автора на русском языке. Публикуется с его любезного разрешения.

Участковый Старшинов служит в милиции родного шахтёрского городка лет тридцать с гаком. Кажется, людей повидал, жизнь понял и давно позабыл, зачем пришёл в органы, а всё копытом бьёт, как полковая лошадь при зове трубы: то ли спасти кого хочет, то ли наказать, то ли найти свидетельство, что не всё зло в мире только человеческое. Соглашаясь помочь знакомому оперативнику из уголовного розыска, старый милиционер и предположить не мог, что его поиски наконец завершатся, а невозможное обретёт чудовищную реальность.

Чтобы пополнить коллекцию деревянной культовой скульптуры, участники экспедиции от Пермского историко-художественного музея отправляются в заброшенное село. Уже на месте они обнаруживают пустынную церковь, а внутри — те самые скульптуры. Вот только узнаваемые фигуры оказались странным образом изуродованы: босые ступни Христа превратились в раздвоенные козьи копыта, а изо лба Богоматери торчали два изогнутых рога…