DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Welcome to Hell

Ад. Преисподняя. Пекло. Геенна огненная. Тартар. Последнее пристанище души после смерти, а по совместительству – вечное узилище с непрекращающимися пытками. Главная страшилка мировой культуры, во многом предопределившая сам жанр ужасов. Обитель мертвых известна людям с самого начала времен и упоминается в любой мало-мальски значимой религии. Хотя, конечно, каноническое и основополагающее значение образовалось в религиях авраамических, в частности, в христианстве, что в первую очередь объясняется непосредственно распространением самого христианства по всему миру.

Ад с его вечными огнями, раскаленными углями, пытками и муками, как правило, противопоставляется раю, идеальному месту, куда после смерти попадут праведники. Основная задача – внушить среднестатистическому гражданину неиллюзорный страх перед нарушением заповедей и побудить держать себя в рамках неких морально-этических норм: не грабить, не убивать, не делать всякого зла и вообще вести себя прилично. Увы, в современных реалиях концепция справляется с поставленной задачей из рук вон плохо – даже уголовный кодекс, пришедший на замену, не всесилен.

Зато в художественном искусстве идея находит все больше и больше воплощений. С завидным постоянством, достойным лучшего применения, люди норовят вообразить невообразимое и поделиться плодами трудов своих со всеми желающими. Посмотрим же на то, как воплотить ад во всем его неопределенном многообразии и величии получалось у киноделов.

Ад как наказание

Изначально ад подразумевался как наказание за грехи при жизни. То есть это был в буквальном смысле финальный пункт всего жизненного пути, подводящий итог всей истории. С таким закономерным итогом хорошей истории, как правило, не построишь – зрителю куда как интереснее смотреть, как персонажи дошли до жизни (точнее – послежизни) такой, чем любоваться на адские муки. Но отдельные творцы таки умудрялись изобразить пекло в его изначальном смысле – месте, где грешники отбывают свой вечный срок. Но чтобы построить историю, тем более хоррор, легко можно допустить, что чья-то хитроумная душонка умудрится сбежать из владений Сатаны.

Собственно, как раз со сцены побега из ада начинается «Школьный бал 3: Последний поцелуй». Мэри Лу, королева школьного бала, убитая некогда ревнивым ухажером, покидает обитель скорбных, чтобы в очередной раз зажечь на выпускном. Фильм, конечно, нельзя назвать шедевром, даже по меркам ностальгирующих по ужасам 80-ых он в лучшем случае средненький. Но эпизод с остервенело пилящей каторжную цепь на ноге школьницей в череде таких же обреченных, хоть как-то визуализирует знаковый момент.

Совершал побег из преисподней и персонаж совершенно другой истории. Собственно, «Восставший из ада» в самом названии раскрывает суть происходящего. И пусть только в первой части франчайза имеется тот самый «восставший» (сенобиты – отнюдь не восставшие, они как раз по его душу являются), но на протяжении долгих лет титульная тема раскрывается, хоть и по чуть-чуть.

Детище Клайва Баркера наглядно иллюстрирует постулат Эрнеста Хемингуэя о неуемных аппетитах человека. Пресытившийся всяческими наслаждениями персонаж алчет новых, невиданных удовольствий, ради чего открывает загадочную шкатулку Лемаршана, которая является дверью в ад. На зов являются дружелюбные демоны-сенобиты, дабы подвергнуть смельчака изобретательным пыткам. На этой идее строится каждый фильм франшизы и она, по сути, является главной философией серии. Удовольствия тела убивают душу, а погрязший в разврате, похоти и прочих низменных страстях непременно очутится в аду.

По количеству возвращений из ада с персонажами Баркера соревнуются братья Винчестеры из телесериала «Сверхъестественное». Когда плененного после сделки с демоном Дина освобождает ангел Кастиэль, история сериала медленно, но верно начинает скатываться в бездну, которая много хуже геенны огненной, а именно – в мелодраматичность. «Мыло» с разборками ангелов и демонов, первородных сущностей и персонализированных явлений способно уделать по сопливости лучшие сезоны «Санта-Барбары». А уж сколько раз после первого визита в вотчину Кроули герои попадали в ад и выбирались из него, и вовсе трудно сосчитать. Оттого обидней, что по мнению шоураннеров, преисподняя выглядит как унылые коридоры в подпольном БДСМ-клубе. Никакой фантазии и эстетики. Хотя эта претензия вполне применима и к сценариям всех сезонов после пятого.

Но не все герои фильмов ужасов обязательно должны сбежать из адского пекла. Некоторые все-таки могут до него добраться по итогу повествования. Такие, как Джек из ленты «Дом, который построил Джек». Социопатичный маньяк-убийца рассказывает историю своей жизни некоему собеседнику, покуда тот ведет его аки Вергилий непосредственно в ад. Ведь именно там ему самое место. Впрочем, в аллегоричном сюжете Ларса фон Триера даже пекло какое-то буффонадное и ненастоящее, вдохновленное не столько замыслом передать идею возмездия, сколько целью похвастаться обилием культурных отсылок.

А вот матерый экзорцист и медиум Джон Константин из ленты «Константин: Повелитель тьмы» навещает Тартар по работе. В данной экранизации комиксов DC пекло представляет собой извращенную версию реальности, по которой будто прошелся огонь ядерного взрыва – да так и застыл на веки. Населяют его крайне недружелюбные создания и души грешников. В общем, чем-то похоже на опасную планету, где так любит прятаться космический преступник Риддик.

Ад как испытание

Финал «Константина» подводит к мысли, что любые грехи так или иначе можно искупить. По сути, Чистилище, которое в обиходе употребляют в качестве синонима для ада, в некотором роде является эдаким переходным состоянием (или местом), где души могут заслужить прощение и искупить свои грехи. Для подобных персонажей ад становится не столько наказанием, сколько испытанием.

Пожалуй, лучшим фильмом на данную тему является «Куда приводят мечты». По сюжету душа погибшего в автомобильной аварии Криса узнает, что его жена не выдержала одиночества и покончила с собой. Теперь она находится в аду, куда попадают все самоубийцы, а, следовательно, никак не может воссоединиться с ним после смерти. Крис отправляется в ад, чтобы спасти возлюбленную, но для этого ему через многое предстоит пройти. Местную версию Геенны можно смело назвать самой красивой версией ада, которую только показывали человечеству – премия «Оскар» за визуальные эффекты не даст соврать. Создатели отошли от концепции единого пространства, заменив ее адом индивидуальным, основанным на мыслях и прожитом опыте человека. Здешние круги – это картины, написанные женой Криса при жизни.

Идею индивидуального подхода к грешникам практиковали и японцы из Konami – их игровая серия Silent Hill строилась на разнообразии видений и монстров грешников, попадающих в туманный филиал чистилища. Две экранизации от данного подхода, к сожалению, отказались, но это не помешало специалистам по эффектам создать запоминающийся, мрачный и жуткий альтернативный мир в двух ипостасях. Именно там агонизирующая от боли Алесса держит в плену пытавшихся принести ее в жертву сектантов. Ржавые стены и полы, покореженные монстры, огонь где-то внизу и великолепный Пирамидоголовый – ад Тихого холма одновременно и каноничен, и индустриален.

Крепко завязан на людях, а точнее – на их воспоминаниях, и мир «Комы». Место действия отечественной картины нельзя назвать полноценным адом, но и раем оно тоже не является. Скорей еще одно эдакое чистилище, в котором застрявшие между жизнью и смертью – в коме – люди пытаются найти спасение. Придуманные создателями локации навевают одновременно воспоминания о закрученных городах из «Начала» Кристофера Нолана, живописных просторов «Сталкера» Тарковского и непосредственно из серии игр S.T.A.L.K.E.R. В общем, свое, родное. Да и дизайн монстров получился неплохим.

А вот персональный ад Лизы, героини Эбигейл Бреслин из фильма Винченцо Натали «Лимб», носит характер временной петли. Ее семья, ставшая жертвой призрака маньяка-убийцы, раз за разом проживает свой последний день, как ни в чем не бывало. Проблема в том, что никто, кроме героини, не помнит об этом. Она заперта в доме, не может выйти наружу, так как там царит непроглядный туман, и обречена вечно повторять одни и те же слова и действия. Ровно до тех пор, пока новые жильцы в их доме не подтолкнут девушку найти ответы на причины посмертного заточения. Собственно, само название как раз отсылает к католическому термину, обозначающему место для пребывания душ, которые не попали ни в рай, ни в ад, ни в чистилище.

В похожем месте оказываются и грабители из банды БлэкДжека Бриттона из вестерна «Чистилище» 1999 года выпуска. Скрываясь от погони после кровавого ограбления банка в небольшом городке, соучастники находят посреди затерянной долины странный городок Тихая Гавань. Не сразу, но они понимают, что он населен давно погибшими героями Дикого Запада. А когда на столь маленьком клочке земли собирается столько отъявленных негодяев с буйным нравом, горячей кровью и револьверами на боку – быть беде. Не всем удастся найти покой и примирение с самим собой в этом месте, но для каждого найдется своя пуля…

Ад как среда обитания

Если допустить, что ад существует, то логично предположить, что там кто-то должен обитать. Кроме грешников, разумеется. Топка котлов, тыканье вилами, вводный ликбез для новоприбывшых – всем этим должен заниматься местный персонал, натасканный на рутинные обязательства по бесперебойному обеспечению вечных мук. Подразумевается, что там царствует непосредственно Люцифер, прекраснейший из ангелов, сверженный за вольнодумие, а под ним ходят демоны и черти (они же бесы). Однако мировой кинематограф всегда рад предложить пару-тройку альтернативных взглядов на вопросы – кто там живет и что будет, если открыть к ним дверь?

Каждый геймер знает, что врата в ад находятся в самом подходящем (по цвету) месте – на Марсе. Именно на этой планете ученые создают портал в иное измерение, откуда как пчелы на мед поперли странные существа, до одури напоминающие пресловутых чертей, бесов да демонов. Такова задумка серии шутеров DOOM – но в экранизации от 2005 года с Дуэйном Скалой Джонсоном и Карлом Урбаном сюжет заменили на тайную лабораторию по генетическим экспериментам. Хвала Ктулху, в вышедшая в 2019 году «DOOM: Аннигиляция» эту ошибку исправила. В ходе неудачного эксперимента с телепортацией ученые открывают двустороннее шоссе в ад и обратно. Разумеется, тамошние обитатели ситуацией воспользовались и полезли всех крошить.

Вообще, всяческие разные эксперименты вообще очень удачно ложатся на фабулу «хотели сделать мир лучше – случайно открыли дверь в ад». Великий и ужасный Джон Карпентер, к примеру, во втором фильме своей «Апокалиптической трилогии» – «Князе тьмы» 1987 года – подверг тщательному научному обследованию законсервированную сущность Антихриста, чистую эманацию зла. Ни к чему хорошему это, разумеется, не привело, иначе фильм не вошел бы в «Апокалиптическую трилогию». В японском «Пульсе» и его американском ремейке попытка создать новый способ связи привела к тому, что души умерших начали транслироваться из того места, где они были до этого, как файлы по вай-фаю. А совершенно прекрасный «Сквозь горизонт», нагло стырив идею варпа из вселенной Warhammer 40,000, учит тому, что попытки свернуть пространство, как бумажный лист, приведут к неминуемому безумию и, как результат, летальному членовредительству.

Раз уж упомянули Джона Карпентера, то нельзя не затронуть и финал «Апокалиптической трилогии», эдакий оммаж Стивену Кингу (в меньшей степени) и Говарду Филлипсу Лавкрафту (в большей степени). «В пасти безумия» рассказывает о том, как некий писатель Саттер Кейн предвещает в своих книгах конец рода человеческого – мол, из Великой Пустоты придут Иные. Только они никого жрать особо не собираются, да и вообще относятся практически с пиететом к местному населению. Разве что чем ближе они к нашему миру, тем сильнее у людей срывает крышу и тем больше начинается массовых беспорядков с не менее массовыми убийствами. В общем, не выдерживает психика низших существ близости с обитателями тьмы.

А в картине итальянского режиссера Лючио Фульчи «Седьмые врата ада» пушного зверька глобальных масштабов также призывает человек творческий. На этот раз проводником выступает художник-оккультист Швейк. Поселившись на одном из семи проклятых, согласно пророчеству, мест, так называемых «вратах ада», он творит всякое, в том числе и рисует картину с изображением ада. Недовольные выходками эксцентричного представителя творческой интеллигенции, местные жители его берут и немножко линчуют. Немножко – потому что спустя 50 лет тело художника внезапно находится в удивительно хорошо сохранившемся состоянии. Лучшее, что смогли придумать герои фильма – это попытаться реанимировать Швейка. Попытка удалась наполовину, художник стал зомби и привнес эту заразу в дивный мир будущего. Но от обыденного сценария зомби-апокалипсиса фильм отличает концовка: главные герои, спасаясь бегством, оказываются заточены в недрах той самой картины под названием «Седьмые врата ада». Наверняка это что-нибудь, да значит, а, возможно, даже символизирует.

Но не внезапным блицкригом единым славна хронология вымышленной войны с адом. В одном небезызвестном кинокомиксе главный герой и вовсе, попав после смерти в геенну, лично выбран Сатаной для важной миссии. Нет, это не «Призрачный гонщик». Речь идет о «Спауне», экранизации одноименной серии комиксов Тодда Макфарлейна (к слову, готовится еще один фильм-перезагрузка). Задолго до политики Marvel касательно инклюзивности и прочих политически верных повесточек, этот фильм уже в 1997 году имел чернокожего актера в роли крутого супергероя, даже «Блэйд» вышел годом позже. Протагонист Эл Симмонс, чтобы вернуться на землю и увидеть свою невесту, должен стать Спауном – предводителем армии ада в грядушем Армагеддоне. Симмонс сперва соглашается, но, получив желаемое, резко передумывает и остается бомжевать в мегаполисе, используя полученную от владыки ада некроплазменную броню в собственных благородно-супергеройских целях. Местный ад и его обитатели способны напугать кого угодно дешевой CGI-графикой, в то время как стильный дизайн остальных персонажей и чернушный юмор делают фильм весьма годным и рекомендуемым к просмотру.

***

«Оставь надежду всяк сюда входящий». Такими словами (и не только ими, но возьмем крылатую концовку) встречают новеньких врата ада согласно видению Данте Алигьери. Однако неискоренимая сила духа, воля к жизни и неспособность принять как факт нечто бесконечное и попросту непостижимое побуждают авторов раз за разом учить зрителей тому, что даже из ада можно сбежать. Как и каковы будут последствия – это уже совсем другой разговор.

Но лучше, конечно, туда и вовсе не попадать. Поэтому будьте вежливы, относитесь к людям с уважением, мойте руки и переходите улицу на зеленый цвет. Так сказать, liberate tute me ex inferis.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)