DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Николай Гоголь

Привидений в литературе много, очень много. С избытком бы хватило только разнообразных и не очень призраков английской готической литературы — но до них и после них были еще духи и привидения мифов народов мира, античных авторов, средневековых сказителей, творцов эпохи Возрождения, писателей Нового времени… Имя этим литературным привидениям легион. Но Елена Щетинина выбрала пять таких, которых знают, пожалуй, все.

Ночь перед Рождеством — самое «темное» время года, когда наружу вылазят ведьмы, черти, колдуны и прочая нечисть. Так считает Николай Васильевич Гоголь, написавший одноименную повесть. Она совсем небольшая, но событий в ней столько, что кажется, будто роман прочел. Гоголю вообще это свойственно — в малый объем вкладывать многое. Это произведение наверняка знакомо каждому из нас, но вспомнить его лишний раз никогда не помешает. Вот Александра Горелая и вспомнила.

Вы думали, мы забыли завершить свое препарирование русской готики? Не тут-то было! Ведь у нас остались фильмы по готическим произведениям Александра Грина и Валерия Брюсова, не говоря уже о некоторых экранизациях «Упыря» и «Семьи вурдалака» А. К. Толстого и «Вия» Николая Гоголя. Итак, в заключительной части статьи Алексея Грибанова идет речь о таких фильмах, как «Ночь дьяволов», «Избавитель», «Жажда страсти», «Господин оформитель» и многих других.

Музей — как много в этом звуке... скуки, пыли, огороженных перекладинами экспонатов, запретов на фото- и видеосъемку, толп туристов, стадно следующих за экскурсоводом с флажком и вечно шикающих на всех подряд. Именно такие ассоциации возникают у обычного человека, если он не фанатичный любитель искусства. Но интерактивный музей «Ужасы Петербурга» — совсем другое дело.

Попытки перенести произведения «русской готики» на киноэкран предпринимались в нашей стране еще на заре отечественного синематографа. Благо, уже тогда имелись и произведения, достойные экранизаций, и кинематографисты, достойные их экранизировать. Позднее к процессу подключились и зарубежные режиссеры… Но обо всем этом следует рассказать по порядку. Итак, первая часть статьи посвящена экранизациям произведений Николая Гоголя и Алексея Константиновича Толстого.

Выйдя из тяжелого новогоднего состояния, DARKER постарался трезво оценить минувший год по его достижениям в области темного кинематографа. Редакторы и авторы журнала вспомнили фильмы, которые западали им в душу в 2014 году глубже других. А заодно заглянули в недалекое будущее, сосредоточив внимание на жанровых премьерах наступившего 2015-го, и прикинули, какие из них стоит ждать с особым нетерпением.

С распространением и ростом популярности в Западной Европе готических романов спрос на страшные истории появился и в России. Уже тогда написание мистики и ужасов считалось делом не слишком серьёзным, но так или иначе обращались к этой теме все подряд: от малоизвестных писателей до первых фигур литературного процесса. Таким образом они создали целый пласт страшных и мистических историй, получивший название «русской готики». DARKER открывает цикл статей, посвящённых этому интересному явлению в русской литературе.

Отгремели фейерверки, закончились выходные, отсмотрены темные фильмы ушедшего года… 2013-й канул в Лету, но жизнь продолжается: стартовал очередной январь со своими трудовыми буднями, а с ним и новый киношный год. То есть, пришло время подбить итоги киноужасов и присмотреться к премьерам ближайшего будущего. Редакция и авторы DARKER составили свое мнение о лучших жанровых фильмах года ушедшего и наиболее ожидаемых в году наступившем. Об этих избранных картинах и пойдет речь в настоящей статье.

В 1543 году отряд рейстровых коронных войск перевозил очень странного пленника — с ног до головы увязанного ружьями, с закованным в металлическую решетку лицом. Остановиться решили в монастыре, отобрав у настоятеля ключи от погребов и самовольно заняв кельи во внутренностях пещеры. Не догадывались захватчики, что могильная сырость земляных сводов не сулит им ничего хорошего.

В далеком уже 2009 году мы ждали новую экранизацию классической повести Гоголя, ведь проект выглядел поистине многообещающе. Основанная на славянской мифологии история с ощутимыми нотками хоррора, серьезная команда создателей, бюджет и, разумеется, фигура самого начальника гномов с опущенными веками… Фильм вот-вот должен был выйти на большие экраны, но реальность превзошла самые мрачные прогнозы — это «вот-вот» длится и по сей день. Вместе с Александром Нюхтиным вспоминаем превью «Вия» и сравниваем ожидания с тем, что имеем на сегодняшний день.

Проведший детство в селе на Полтавщине, Николай Васильевич Гоголь еще мальчишкой с удовольствием слушал страшные сказки о чертях, ведьмах, русалках, домовых, которыми так любили пугать друг друга крестьяне, собираясь по вечерам. А потом, став писателем, использовал эти байки в своих произведениях, обрабатывая и шлифуя их, как бриллианты, заставляя сверкать новыми гранями и красками в обрамлении народного говора, народного юмора, народных обычаев и уклада жизни.

В минувшем августе в пансионате «Морской прибой», что у Финского залива, прошла вторая по счету Петербургская фантастическая ассамблея. Под ее уютным зонтиком нашлось место и хоррор-секции. Специально для тех, кто до Питера не доехал, «DARKER» публикует текст большого обзорного доклада «Русский хоррор в литературе», прочитанного в первый день Ассамблеи Владиславом Женевским. В связи с внушительным объемом материал будет разбит на две части.