DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КОНКУРС!

DARKER. №10 октябрь 2013

Добро пожаловать в кошмар!

Добро пожаловать в кошмар!

Слово редактора4

Пока народ вовсю мастерит хэллоуинские костюмы и кромсает тыквы, а кинотеатры кишат страшными премьерами, DARKER устами редактора кинораздела Артёма Агеева ставит на повестку дня необычную, но имеющую не последнее значение для хоррора тему — сны.

Специальные рубрики

Сказка спального района

Сказка спального района

Тьма в прошлом8

Шведские спальные районы очень похожи на российские. По крайней мере, если верить Юну Айвиде Линдквисту. Попадание почти стопроцентное — здесь и тихие, заметенные снегом дворики, неотличимые друг от друга дома, усталые люди со своими проблемами и вредными привычками, общая тягостная атмосфера. Вот только если в подобных декорациях отечественные авторы предпочитают писать чернуху, Линдквист идет другим путем. Дважды экранизированный роман «Впусти меня» вспоминает Владислав Женевский.

Сонный паралич as it is

Сонный паралич as it is

Лики тьмы16

Суккубы, инкубы, Мара, Песочный человек, домовые, которые пытаются задушить, усевшись на грудь, – все это не измышления фольклорного сознания, родившиеся на пустом месте, а «дети» сонного паралича. Александра Давыдова не только разобралась в пугающем явлении, но и опросила знакомых, испытавших его на себе.

Тьма в книгах

Лэрд Баррон: «Самое темное место на земле — это человеческое сердце»

Лэрд Баррон: «Самое темное место на земле — это человеческое сердце»

Интервью17

Если бы Лэрда Баррона не существовало, его стоило бы выдумать; тот случай, когда избитая формула работает как часы. Его литературная карьера стартовала одновременно с двадцать первым веком, и теперь есть серьезные основания полагать, что Баррон, «Лавкрафт наших дней», — это лучшее, что случилось с хоррором со времен Клайва Баркера. DARKER с гордостью представляет первое интервью Лэрда Баррона на русском языке.

И на город опустилась ночь…

И на город опустилась ночь…

Статьи9

Хотите вы того или нет (а вы, конечно, хотите), но в этом номере будет много Фредди. Того самого, с фамилией на букву К. Прописанного на тихой американской улочке. И для начала мы вам расскажем о том, как его персону изображали в литературе — если конкретнее, в многочисленных новеллизациях (иногда с приставкой «псевдо-»), издававшихся на русском языке в лихих 90-х…

Лэрд Баррон «Хоботок»

Проза9

Когда-то Рэй мечтал об актерской славе, но те дни давно позади. И вот ему представился шанс вновь заявить о себе, а заодно и подзаработать: в компании знакомых он отправляется в Канаду на поимку опасного преступника, взяв на себя роль оператора. И все проходит почти успешно — вот только сразу же после схватки начинаются странности, которые становятся все более пугающими и необъяснимыми. Порой от охотника до жертвы — один шаг.
Впервые на русском — рассказ из дебютного сборника Лэрда Баррона.

Александр Вангард «Китайская шкатулка»

Проза5

У любого человека должно быть место, где можно отдохнуть от проблем и суеты, от повседневности. Свой оазис счастья. И кого попало туда не пригласишь, ведь это может нарушить незримое волшебство. Кто-то до сих пор ищет подобный уголок, кому-то посчастливилось его найти, а кто-то может видеть его лишь во снах. Только вот сны иногда бывают страшными.

Олег Кожин «Не ложися на краю...»

Проза6

Бука, Бабай, Бугимен. У него много имен, он живет под каждой детской кроваткой и ждет наступления ночи, времени сновидений. Взрослым в него поверить трудно, проще списать всё на кошмары. Быть может, это на самом деле выдумки... Но что делать ребенку, когда в подкроватной тьме начнет ворочаться нечто страшное и голодное?

Мария Артемьева «Тили-тили-тесто»

Проза9

Древние авторы считали сны разновидностью иной реальности. Студенты попытались проверить эту теорию, чтобы изгнать Черного Человека, навязчивый кошмар одного из них. Но рискнули они большим, чем ожидали… Самое жуткое в этой истории – что она не выдумана. И все совпадения не случайны.

Валерий Брюсов «Теперь, — когда я проснулся...»

Проза8

Как поступить, если величайшим из наслаждений ты считаешь издевательства над другими, но потакать столь низменным желаниям в нашем мире опасно? Главный герой рассказа нашел выход. Он научился контролировать сны, превратил их в царство боли и пыток, где убивал, насиловал, мучил, вводя в собственный кошмар кого заблагорассудится. Ведь если все ужасы происходят в грёзах, то и нести ответственность за них не нужно. Так продолжалось до тех пор, пока он не влюбился. Но садистская сущность задремала лишь на время. Вскоре ему захотелось увидеть во сне и свою любимую…

Созерцатель, или Мокьюментари-ужасы времен Регентства

Созерцатель, или Мокьюментари-ужасы времен Регентства

Классика6

Сны и кошмары — не только верные спутники человечества, но и один из древнейших литературных жанров, что с блеском доказал кудесник Борхес в своей «Книге сновидений». Одним из тех, кто торил дорожки в сновидческом мире, был Томас Де Квинси — автор знаменитой и периодически запрещаемой «Исповеди англичанина, употребляющего опиум». Мария Артемьева расскажет о его главном труде, который мы не забыли и двести лет спустя — во всей его красоте и опасности.

Доктор твоего сна

Доктор твоего сна

В оригинале35

Жил да был мальчик по имени Дэнни — и был это очень непростой мальчик, потому что иногда он видел и чувствовал такие вещи, которых не видел и не чувствовал никто другой. И вот однажды Дэнни вместе с мамой и папой уехал на зиму в роскошный горный отель, а там… Впрочем, вы и так знаете, что там было. А вот о том, что случилось после, мы узнали только этой осенью. И Дмитрий Тихонов был одним из первых. Читайте рецензию DARKER на новый роман Стивена Кинга, продолжение легендарного «Сияния» — «Doctor Sleep» («Доктор Сон»). Впрочем, продолжение ли это?..

Тьма в кино

Статьи11

Пытаться рассказать о Фредди Крюгере — неблагодарное занятие. Думается, каждый читатель DARKER не просто знаком с этим легендарным персонажем, а знает о нем чуть ли не все. Александр Ульянов предлагает вновь окунуться в мир «Кошмара на улице Вязов».

Статьи20

Эйфелева башня, Париж, лягушки в ресторанах, изысканные вина, знойный шансон, духи, картавость, ударение на последний слог… Ощущение утонченной легкости будет пребывать с вами лишь пока не познакомитесь с творчеством местных режиссеров — от классиков Франсуа Озона и Гаспара Ноэ до современников, таких как Александр Ажа и Паскаль Ложье. Фильмы направления «New French Extremity», мягко говоря, шокируют: такая концентрация секса и насилия не оставит равнодушным. Что же предстает перед зрителем? Сегодня DARKER рассмотрит хоррор-ветвь этого движения.

Классика1

В основе фильма Джозефа Рубина «Видение» — злоключения выдающегося телепата, который принудительно участвует в секретном научном эксперименте, а затем становится жертвой преступного заговора, поднимающегося до вершин американского правительства. Причем режиссер пытался совместить в одном проекте целых три жанра. Если по основной сюжетной линии «Видение» — научно-фантастический экшн-триллер, то по мере развития событий лента все больше начинает походить на политический детектив, а при приближении к финалу вдруг становится сюрреалистическим фильмом ужасов.

Классика2

Художница Клэр Купер страдает от кошмара, в котором некто с длинными рыжими волосами ведет сквозь яблоневый сад маленькую девочку. Сон повторяется вновь и вновь, и хотя ничего пугающего в нем не происходит, от ощущения грядущей беды избавиться не удается. Клэр рисует эпизоды сновидения, тревожась о том, что сон может оказаться вещим. И она не ошибается. Александр Подольский пересмотрел мистический триллер «Сновидения».

Классика1

Участники общины «Поле единства» совершают коллективное самосожжение. Но происходит чудо: среди огня и дыма находят единственную выжившую. Это Синтия, самая младшая участница общины. Но нет, не все так чудесно: девушка впала в кому. Синтия приходит в себя только через тринадцать лет. Но прошлое не отпускает ее, и она начинает видеть своего покойного духовного лидера. Тот утверждает, что пока она жива, участники «Поля единства» не могут обрести покой и долгожданную благодать. Если девушка не присоединится к ним, они станут убивать других вместо нее. О фильме «Плохие сны» рассказывает Александр Фомичёв.

Под крышей дома моего

Под крышей дома моего

Телеужасы9

Честерс Миллз — обычный городок, жители которого ничем не отличаются от других, ведут обыденный образ жизни, удачно скрывая свои скелеты в шкафу. Но однажды над городом появляется прозрачный, практически непроницаемый купол. Телеадаптация толстенного романа Стивена Кинга уходит на каникулы после первого сезона, и DARKER не оставил этот сериал без внимания.

Симфонии тьмы

Статьи3

В восьмидесятые и девяностые годы прошлого века, пору расцвета метала всех видов и мастей, на вопрос «кто может считаться аналогом Стивена Кинга на музыкальной сцене?» ответ был совершенно однозначен: конечно же, только другой Кинг - Даймонд. Музыканта окружало множество легенд - некоторые из них, вроде причастности к Церкви Сатаны Антона ЛаВэя, были даже правдивы. С тех пор он несколько утратил позиции, да и современные его альбомы, откровенно говоря, уступают классическим. И тем не менее, с его лучшими записями конкурировать не просто сложно - некому. О живой легенде рассказывает Василий Рузаков.

Статьи22

Большинство музыкальных статей в DARKER так или иначе касаются рок-музыки. Справедливости ради стоит заметит, что это не проблема вкуса наших авторов и читателей. Дело в том, что темная сторона чаще находит свое отражение именно в роке и его поджанрах. Здесь злобно ревут гитары и вокалисты, барабаны выдают душераздирающие ритмы, а басы долбят так, что прижимают к полу. Но хоррор вездесущ, и сегодня мы поговорим о его рэп-ипостаси.

Тьма в картинках

Пять вопросов спящему Крикуну

Пять вопросов спящему Крикуну

Интервью2

«Творить – это будто видеть сны…» Высказывание Дэвида Кроненберга стало отправной точкой для мини-интервью с Сергеем Крикуном в нашей постоянной рубрике «Пять вопросов».

Галереи2

Певец мрачных снов Генрих Фюссли, безусловно, один из первооткрывателей данной темы в европейской живописи. Он открыто обратился в своем творчестве к темным глубинам бессознательного, воплощая то, что позднее Фрейд будет описывать как амбивалентность нашей психики: соединение эротики, страха и тяги к насилию.

Галереи3

Мы хорошо запоминаем кошмары. Свои странные, фантастические видения, от которых невозможно отделаться даже наяву. Да и сможете ли вы доказать, что сейчас не спите? Неудивительно, что художники во все времена обращались к теме ночных кошмаров.

Фредди Крюгер: ночной кошмар в комиксах

Фредди Крюгер: ночной кошмар в комиксах

Статьи6

Фредди Крюгер - один из самых необычных персонажей. Знаменитая перчатка, убийства во снах, невероятная харизма. Сочетание этих черт помогли персонажу завоевать не только зрительскую любовь, но и проникнуть в мир видеоигр и комиксов.

Темные игры

Сэм Лэйк: «Когда нам пришла идея о любовной истории, мы просто не смогли от нее отказаться»

Сэм Лэйк: «Когда нам пришла идея о любовной истории, мы просто не смогли от нее отказаться»

Интервью2

Сэм Лэйк - создатель сценариев к трилогии «Max Payne» и серии «Alan Wake». Мало того, его лицо послужило первым прототипом для образа Макса - беспощадного полицейского, потерявшего жену и дочь. После выхода третьей части игры многие фанаты отвернулись от серии, сославшись на то, что главный герой растерял свою мрачноватую харизму. Это интервью предназначено для тех, кому дорог «старый» Макс, а не его современное переосмысление.

Статьи7

Слова «Ice-Pick Lodge» мало что скажут даже искушенным игроманам. Тем не менее эта студия является пионером в сфере создания мрачных и весьма сложных для прохождения игр. Сначала была великолепная «Мор. Утопия», погружающая в мир зараженного неизвестной эпидемией города. Затем «Тургор», в котором игроку требовалось рисовать для того, чтобы его персонаж выжил. И, наконец, в этом году увидел свет «Тук-тук-тук» - необычный платформер с интригующим сюжетом. В свете этого DARKER подробнее рассмотрит деятельность отечественных игроделов...

Статьи6

При упоминании Франции маститому хоррор-фэну вспомнятся разве что «New French Extremity» с их шокирующими фильмами да еще, быть может, «трагические истории», предвосхитившие жанр литературного хоррора; что уж говорить об играх. Как бы то ни было, именно на родине Жюля Верна появилась студия «Hydravision Entertainment», которая на пороге 2005 года подарила миру survival-horror под названием «Obscure». На тот момент все поклонники темного жанра видеоигр были поглощены «Silent Hill 4: The Room» и «Resident Evil 4», вследствие чего детище французских игроделов не получило должного внимания, но все-таки смогло привлечь немалое количество любопытных взоров.

Архив номеров