DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

вампиры

Книжная серия «Классика литературы ужасов» действительно собрала под обложками своих книг классических писателей. Не стал исключением и томик, посвящённый творчеству Ричарда Матесона. Ему были подвластны и душещипательный хоррор, и зубодробительный триллер, и мрачная и пронзительная научная фантастика. Дмитрий Квашнин продолжает исследовать серию классических литературных «ужастиков». На этот раз он расскажет о творчестве «легендарного» писателя.

Роберт Маккаммон знает толк не только в оборотнях, но и в кровососах — это он доказал еще в классическом романе «Они жаждут». В прошлом году мастер вернулся к вампирской теме, представив миру повесть «Я странствую ночами» — хоррор-вестерн в декорациях заболоченной Луизианы XIX века. Евгений Михайлов склонен считать, что это возвращение триумфальным не назовешь.

Главным достижением Белы Лугоши, несомненно, является воплощение роли Дракулы в классическом фильме 1931 года, и это хорошо известно многим поклонникам жанра ужасов. Но он также был великолепным характерным актером: мастер вуду Легендре в «Белом зомби», горбун Игорь в «Сыне Франкенштейна» и даже Бог в «Глене или Гленде» — яркие тому примеры. Глеб Колондо анализирует творчество иконы хоррор-кинематографа во второй части статьи.

Бела Лугоши вошел в историю кинематографа прежде всего как актер, которому мир обязан хрестоматийным образом графа Дракулы — элегантного кровопийцы в черном плаще, с зачесанными назад волосами и зловещей жестикуляцией. DARKER представляет обширную статью Глеба Колондо, первая часть которой посвящена биографии культового артиста.

Шведские спальные районы очень похожи на российские. По крайней мере, если верить Юну Айвиде Линдквисту. Попадание почти стопроцентное — здесь и тихие, заметенные снегом дворики, неотличимые друг от друга дома, усталые люди со своими проблемами и вредными привычками, общая тягостная атмосфера. Вот только если в подобных декорациях отечественные авторы предпочитают писать чернуху, Линдквист идет другим путем. Дважды экранизированный роман «Впусти меня» вспоминает Владислав Женевский.

Всем известны сверхъестественные порождения зла в литературе и кинематографе. Но темные создания не раз появлялись и на страницах комиксов. Супергерои сражались не только с гангстерами, маньяками и пришельцами. Вампиры, оборотни, демоны и даже сам Дьявол были теми опаснейшими врагами, с которыми приходилось сталкиваться защитникам в масках. Леонид Макшанов вспоминает первые появления мистических существ в супергеройских комиксах.

Все мы помним, что случилось с Робертом Невиллом в мире, где все люди стали превращаться в нелюдей. А как бы поступил на его месте обычный французский менеджер? Читайте ответ великому Ричарду Матесону в рассказе Катрин Дюфур. Публикуется с любезного разрешения автора.

О литературном конкурсе «Трансильвания»: впечатления члена жюри, большого специалиста по вампирской прозе, писательницы, хозяйки сайта "Мальпертюи", автора ЛоТ Фотины Морозовой. Впрочем, это не только рассказ о конкурсе, перед вами еще и анализ всей современной российской (преимущественно, хотя - конкурс-то международный!) литературы о бессмертных кровопийцах.

Сергей Крикун рецензирует ранее не переводившийся и не издававшийся на русском языке роман «Странствующий цирк вампиров», одно из лучших произведий культового писателя Ричарда Лаймона.

Как-то, давая очередное интервью, автор манги «Берсерк» Кентаро Миуро признался: «Большинство японских детей знают о рыцарях, закованных в доспехи, больше, чем о самураях». Одним из зерен европейской культуры, породившим на почве японской индустрии развлечений бурные побеги, стала история о Дракуле. Самым известным ее игровым воплощением является серия игр «Castlevania», созданная небезызвестной компанией Konami.

Если и существовали вампиры когда-нибудь в реальности, то первый кандидат (а точнее кандидатка) на эту роль - графиня Елизавета (Эржбета) Батори. Упомянутая еще Стокером в черновиках к его знаменитому роману, эта дама куда больше подходила на роль упыря-кровососа, нежели сам Влад Дракула.