DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Ирина Кукушкина - автор

Век технологий меняет всё вокруг. Первое изображение, закреплённое на бумаге и названное фотографией, было сделано ещё в 1822 году, а с нынешними достижениями перед людьми искусства открывается целый новый мир графических возможностей. Наша соотечественница, фотохудожник Катерина Грекова, известная в творческой среде как Катерина Вагнер, рассказала DARKER о том, какое место занимает тьма и готические мотивы в её жизни и картинах.

Испокон веков человечество тянуло к загадочному, мистическому и необъяснимому. Следуя своей природе, ему необходимо было раскрыть все тайны и загадки, сбросить все завесы, какие бы секреты они ни скрывали. Неизвестность и неопределенность загробной жизни не стала исключением. Все, связанное со смертью и потусторонним миром, вызывало и продолжает вызывать страх и неподдельный интерес по сей день. Ирина Кукушкина рассказала о таком модном в начале прошлого века явлении, как спиритизм.

С момента выхода первой книги Zотова имя писателя сопровождала мистификация. Кто он и откуда? И несмотря на то, что в дальнейшем туман рассеялся, иные читатели до сих пор строят предположения, что за псевдонимом скрывается, например, Владимир Сорокин или Павел Воля. DARKER, отбросив прочь вуали тайн, побеседовал с настоящим Zотовым.

Людей, впавших в психологическую зависимость от пластических операций, до неузнаваемости изменяющих свой образ с помощью бесконечных имплантатов, инъекций, липосакций, шрамирования и прочих техник, трудно назвать натуральными. Кажется, если отнести их к разряду «искусственных» наряду с прочими порождениями жанра ужасов, это не будет таким уж преувеличением. О наиболее шокирующих модификациях поведала Ирина Кукушкина.

Базируясь на основе конкурса «Писатели будущего», организованного еще в 80-е годы Л. Р. Хаббардом, и проведенного в 2014 году конкурса «Настоящий детектив», приняв во внимание все положительные стороны и отрицательные моменты, осенью 2015 года в свет вышел новый и весьма интересный проект. Как лодку назовешь — так она и поплывет: проект обзавелся гордым и слегка претенциозным названием «Настоящий писатель», которое всего за несколько месяцев существования оправдало себя полностью. Ирина Кукушкина познакомилась с семинаром лично.

Благодаря развитию технологий и новым открытиям в науке медицина нашего века шагнула далеко вперед. Но несмотря на это, миллионы людей побаиваются обращаться за помощью в медицинские учреждения. Но если вспомнить, что творилось в сфере медицины каких-то пару сотен лет назад, становится не так уж страшно. Старинным методам врачевания ужасалась Ирина Кукушкина.

В странах, живущих по григорианскому календарю, уже отгремели новогодние салюты, все салаты подъели, хлопушки похлопали, а подарки вручили. Доброму Дедушке Морозу, Санта-Клаусу, Пэр-Ноэлю и Йоулупукки пора на заслуженных отдых до следующего новогоднего «чеса». Они смело могут отправлять в отпуск и своих оленей, эльфов, гномов и прочих собратьев-помощников. И все бы хорошо, если бы не вмешался… Крампус!

14 ноября в культурном центре «Пунктум» стартовал творческий курс «Мастерская художественного слова». 5 занятий, продолжительностью в полтора часа, проходящие в форме лекция плюс практика. «Студенты» занимаются сочинением миниатюр на заданную тему, изучают теоретические основы литературного мастерства. Ирина Кукушкина побывала на этих занятиях и делится впечатлениями.

В июне 2015-го создатели «Ганнибала» подготовили для фанатов знатный приём — на экраны вышел долгожданный третий сезон сериала. Открытый финал второго сезона оставил всех в смятении. Зрителям только-только преподнесли основное блюдо, которого они так долго ждали, дали попробовать — и тут же отобрали тарелку. Но теперь свежая порция наконец-то готова, и голод можно утолить. Ирина Кукушкина распробовала новый виток похождений Чесапикского Потрошителя.

В современных фильмах благодаря компьютерным спецэффектам можно показать всё, что угодно. В эту цифровую эру киноиндустрия вступила сравнительно недавно: всего несколько десятков лет назад спецэффекты из фильмов ужасов создавались при помощи грима и всевозможных самодельных конструкций. Но даже сейчас, в век всевозможных технологий, гримёры остаются ключевыми фигурами в создании образов героев. О лучших из мастеров грима рассказывает Ирина Кукушкина.

С появлением продвинутых технологий общения мы получили доступ к огромной базе данных. И сами ее пополняем — загружаем фото, выкладываем посты, обозначаем свои музыкальные вкусы… Это сводит нас с тысячами незнакомцев — «друзьями» и «гостями» на различных ресурсах. Но получая возможность общаться с людьми по всему миру, узнавая новое и делясь своими мыслями, мы становимся беззащитными перед кибернападками. Существует множество разновидностей травли в Сети — от безобидных, как перепалки в чатах и троллинг, до куда более опасных — как кибербуллинг.

В этом году фанатам «Салема» воздалось за многие месяцы ожидания — на экран вышел второй сезон полюбившегося сериала. Неизменно сильная, притягательно темная композиция «Cupid Carries a Gun» в исполнении Мэрилина Мэнсона, жутко-привлекательная заставка, сохранившая настрой первого сезона, темные тона, интриги, колдовство, борьба за власть, новые тайны и полюбившийся актерский состав — успех второго сезона, казалось бы, был предрешен. Как оно оказалось на самом деле, выясняла Ирина Кукушкина.

Британский сериал «Черное зеркало» — одно из самых впечатляющих высказываний на тему современной коммуникации. И пусть это не хоррор в традиционном представлении, в нем есть сильный инструмент создания страха: аллегорическое отражение нашей действительности в предельно нелицеприятном ключе. «Как страшно жить!» — если угодно, так: лаконично и емко. А хотите подробностей — прочтите статью Ирины Кукушкиной, которая не побоялась и заглянула в самую глубину черных экранов телефона и ноутбука.

О том, что в диких джунглях Амазонки обитают смертельно опасные гигантские змеи, знает каждый ребенок. Причем те дети, которые росли в 90-х в эпоху видеокассет, с ужасом узнали об этом из одного из популярнейших экзотических хоррор-блокбастеров своего времени — из той самой «Анаконды» с Дженнифер Лопез. О картине рассказывает Ирина Кукушкина.

Рождение и смерть, любовь и ненависть, всепоглощающее счастье и разрушительное горе — все это можно увидеть на расстоянии вытянутой руки лишь в одном месте. Театр... Концентрация чувств, целая история, сама жизнь — вот что способно уложиться в нескольких актах одного представления. Такое средоточие эмоций, намешанных с судьбами самих актеров, — просто магнит для мистики. Может, именно поэтому в стенах театров обитает такое количество привидений...

Метла, котел, в котором что-то постоянно бурлит, черная кошка, старинный гримуар, остроконечная шляпа и жуткий вид — тут и в шарады играть не надо. Каждому сразу ясно, о ком идет речь. Естественно, о ведьмах — существах загадочных, таинственных, пугающих до дрожи, но привлекающих внимание. Вызывающих разные желания — прикоснуться к неизведанному или сжечь к чертям. Им, и только им посвящена статья Ирины Кукушкиной.

Так говаривал всем знакомый Безумный Шляпник, который, к слову, сам был той еще специфической личностью. Когда с голубых экранов на зрителя выливаются тысячи литров крови, несчетное количество отрубленных конечностей и зловещий смех главных злодеев, невольно задумываешься: а что, если не жажда насилия и не желание купаться в крови своих жертв движут ими? С чертовой дюжиной таких злодеев, которые на самом деле вовсе не злодеи, а самые что ни на есть обычные люди, ничем не отличающиеся от нас с вами, и познакомилась Ирина Кукушкина.

Если бы среди убийц проводилось состязание по количеству жертв, то пальма первенства, несомненно, досталась бы именно этой женщине. Ведь венгерская графиня Елизавета Батори на данный момент считается самой кровожадной личностью в истории. Неудивительно, что ее образ не раз использовался в фильмах — и порой кинематографисты не придерживались ни фактов, ни легенд, а отдавались воле собственного воображения. В кровавую ванну киновоплощений графини Батори окунулась Ирина Кукушкина.

Музей — как много в этом звуке... скуки, пыли, огороженных перекладинами экспонатов, запретов на фото- и видеосъемку, толп туристов, стадно следующих за экскурсоводом с флажком и вечно шикающих на всех подряд. Именно такие ассоциации возникают у обычного человека, если он не фанатичный любитель искусства. Но интерактивный музей «Ужасы Петербурга» — совсем другое дело.