DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КУКЛОВОД

Клайв Баркер

Романов и рассказов ужасов, действие которых происходит в праздники, очень много. По предварительной статистике, в качестве даты лидирует (кто бы мог подумать!) Хеллоуин, потом идет Рождество и так, по мелочи, все остальные (особенно локально-национальные) праздники. Есть в этом какое-то извращенное наслаждение — показать «на тебе!» всему этому благолепию, разнаряженным детишкам, богато накрытому столу, подаркам, шуткам и смеху. Елена Щетинина выбрала пятерку страшных праздничных рассказов.

В наш век всеобщей толерантности свой негр есть почти в каждой команде «хороших парней», какой фильм ни возьми. Ну а если сделать темнокожего антигероем, почти наверняка кто-то заподозрит создателей картины в расизме. Мы же считаем, что настоящая дискредитация – это лишать негров права быть «плохими парнями». К счастью, на деле не все так плохо, и Султанбек Аббасов предлагает вашему вниманию топ-10 самых опасных чернокожих героев темного кино.

Как известно, хоррор и садизм идут рука об руку: все эти маньяки, психопаты и просто монстры, за редким исключением, получают неподдельное наслаждение, измываясь над трепещущей плотью жертв. Если же говорить о героях-садомазохистах, то их куда меньше. В массе своей экранные злодеи любят мучить невинных, а себя родимых берегут, аки зеницу ока. Но разве садизм и мазохизм – это не две стороны одной медали? В сегодняшний топ-10 вошли лишь те, кто в равной степени калечит себя и других – и неважно, осознанно или нет.

Возвращаясь в места из своего прошлого, кажется, будто оно наступает снова, а всего, что случилось после, никогда и не существовало. С таким чувством уже взрослая Мириам, стараясь избавиться от своей скорби, впервые за восемнадцать лет проходит по Тропе духов. Рассказ признанного мастера ужасов публикуется с его любезного разрешения. Впервые на русском!

В подземном городе Мидин живут изгои, существа не похожие на людей, отвергнутые ими. Попасть в Мидин можно через старинное кладбище, но ворота таинственного города откроются далеко не каждому… Евгений Абрамович вспоминает роман «Племя тьмы» Клайва Баркера, где помимо фэнтезийной направленности есть всё, что так мило сердцу настоящего любителя сплаттерпанка: маньяки, жуткие чудовища, секс и брутальные сцены насилия.

В меру пугающий, в меру захватывающий, в меру философский... Что будет, если включить в роман ужас, переходящий в омерзение? А если добавить глубокомысленных рассуждений? А если повысить градус эротики от легкой до извращенной? Роман «Проклятая игра» строится по принципу карточного домика, но виртуозная фантазия Клайва Баркера делает хрупкую конструкцию прочнее любой цитадели.

Клайв Баркер – признанный мастер своего жанра, повелитель сенобитов и родоначальник сплаттерпанка. Лавры эти, в первую очередь, касаются прозы, но и многие кинотворения, созданные с его участием, получили негласный статус культового кино. Впрочем, были у него и неудачи, особенно поначалу – как говорится, «первый блин – комом». На заре сценарной деятельности таким комом для Баркера стал фильм «Подземный мир». Тем не менее, успех часто вырастает на фундаменте прошлых неудач, посему читаем рецензию на фильм от Вячеслава Ерлыченкова.

«Садомазохисты из потустороннего мира» (Sadomasochists From Beyond The Grave) – так, по первоначальной задумке Клайва Баркера, должен был называться фильм, положивший начало культовой серии «Восставший из ада». Известная своими жуткими кровавыми сценами и широкой мифологией, франшиза стала одним из самых ярких явлений в хорроре конца прошлого века. И подарила фанатам настоящую икону жанра – демона-сенобита Пинхеда. Феликс Кривенцов проследил историю развития франшизы от первоисточника и до наших дней.

Любителям хоррора Клайв Баркер не нуждается в представлении. Его произведения, как и фильмы, запомнились поклонникам благодаря чудовищным созданиям, порождениям фантазии Баркера. Не мог он не повлиять и на видеоигровую индустрию. Султанбек Аббасов рассказывает о шестёрке самых ужасных монстров Клайва Баркера в играх.

Бывает, что внешность обманчива. Но в случае с Кэндимэном обманчиво имя. Это вовсе не супергерой, какой-нибудь человек-конфета из команды Мстителей. Кэндимэн – суперзлодей, одно из самых мрачных порождений богатой фантазии Клайва Баркера. Но что же скрывается за этим «сладким» именем? Какие ужасы несет за собой Кэндимэн? Давайте попросим у него аудиенции, но помните, что этот прием может оказаться далеко не сладким.

Кто вам нравится больше – Стивен Кинг или Клайв Баркер? Вопрос неоднозначный и в чем-то провокационный. Сразу чувствуешь себя растерянным ребенком, которого ни с того ни с сего озадачил дерзкий взрослый: «А кого ты любишь больше, маму или папу?» Можно отделаться скромным «люблю обоих одинаково» или обескуражить собеседника неожиданным «Дарью Донцову». Но в случае с фильмом «Автострада» отвечать совершенно необязательно, ведь это два в одном, Кинг и Баркер в одном флаконе.

Фильм «Лунатики» примечателен не только оригинальными идеями и режиссерской работой Мика Гэрриса. В числе исполнителей эпизодических ролей засветились многие известные режиссеры и сценаристы, среди которых и Клайв Баркер. В итоге «Лунатики» с большим успехом приняли участие в Fantafestival в 1992 году, где получили награды сразу в четырех номинациях: лучший фильм, лучший режиссер (Мик Гэррис), лучший сценарий (Стивен Кинг) и лучшая актриса (Элис Крайдж).

Фильм «Боги и монстры» Билла Кондона рассказывает о последних годах одного из основателей американского кинохоррора Джеймса Уэйла. Этот фильм вряд ли появился бы без поддержки знаменитого писателя Клайва Баркера, выступившего тут исполнительным продюсером. Многое Баркеру в истории Уэйла могло быть лично близким – и непонимание людей другой сексуальной ориентации, и классовые различия, но и чувство одиночества, особенно явственное в среде модных тусовок и светских приемов. Подробности – в обзоре от Андрея Волкова.

В свое время «Книги крови» стали настоящим культурным (точнее, контркультурным) феноменом и подарили их автору Клайву Баркеру подлинное признание. Рассказы из цикла получились особенно разноплановыми: король сплаттерпанка насытил голодное воображение читателей образами столь же отталкивающими, сколь и притягательными, и выбрать лучшую десятку историй оказалось очень и очень сложно. Но DARKER попытался — и надеемся, вы не останетесь разочарованными.

Порой даже в маленьком, игрушечном на вид предмете может содержаться целый мир. Ну, или хотя бы дверь в какое-нибудь измерение. Так, одним из важнейших символов «Восставшего из ада» Клайва Баркера стала шкатулка Лемаршана, через которую открывались врата в ад. Но она была не единственным предметом, таившим секрет. Елена Ершова углубилась в тему и рассказала о самых примечательных из подобных шкатулок и ларцов.

Клайв Баркер — настоящий гуру в деле создания монстров. Словно литературный Виктор Франкенштейн, он ваяет своих чудовищ из самых потаенных человеческих страхов, из ночных кошмаров, порезанных на лоскуты и сшитых нитью безумия. Достаточно и одной искры от его высоковольтного таланта, чтобы вселить жизнь в ужасных существ, несомненно, олицетворяющих зло. Но такое притягательное зло…

Клайв Баркер — уникальный писатель, давно отрекшийся в своем творчестве от всяких жанровых рамок. Примером его нелинейности является роман «Сотканный мир», созданный им в начале писательской карьеры. На русском языке произведение публиковалось дважды — в 1996-м и 2009 годах. После второго издания его взял под прицел предшественник DARKER — журнал «Тьма», опубликовавший на него свою рецензию.

Страстные почитатели фантастической литературы присутствуют и среди композиторов, происходящих из неформальной сцены, в числе которых можно упомянуть рокеров, металлистов, создателей темной электронной музыки и даже фолка. В этом отношении Клайв Баркер как вдохновитель заметно уступает Говарду Филлипсу Лавкрафту, но его вклад также прошел проверку временем.