DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


DARKER. №2 февраль 2014

Звучал булат, картечь визжала…

Звучал булат, картечь визжала…

Слово редактора9

Выходя в свет практически одновременно с Днем защитника Отечества, февральский DARKER надевает камуфляж и занимает боевую позицию. Ведь темой номера назначен военный хоррор, о чем и спешит поведать киноредактор Артём Агеев.

Специальные рубрики

Андрей Круз: «Для меня не существует просто машин, просто пистолетов, просто винтовок»

Андрей Круз: «Для меня не существует просто машин, просто пистолетов, просто винтовок»

Тьма в прошлом2

В то время как другие авторы боевиков командируют спецназовцев в прошлое, будущее и еще не приведи Азатот куда, Андрей Круз предпочел иную, не проторенную российскими сапогами дорожку, и выбрал милый любому, для кого слово «хоррор» не пустой звук, поджанр зомбокалипсиса. Почему — читайте в интервью, которое писатель дал журналу «Тьма» в 2009 году.

Тьма в книгах

Кристофер Триана: «В хорроре нет табу, в этом и заключается его нездоровая красота»

Кристофер Триана: «В хорроре нет табу, в этом и заключается его нездоровая красота»

Интервью5

Кристофер Триана — писатель молодой, но уже успевший отметиться в солидных антологиях под одной обложкой с такими мастерами, как Джо Хилл, Джек Кетчам и Рэт Джеймс Уайт. Он часто печатается в журналах, ведет собственный сайт о хоррор-кино и содержит ранчо. В этом номере DARKER публикуется его рассказ «Поедание», поэтому предлагаем вам познакомиться с автором поближе.

Статьи5

Человечество воевало, когда еще не было человечеством, но к пониманию истинной сути войны пришло относительно недавно. На вечную тему писали и до Леонида Андреева, но именно в повести «Красный смех», написанной в 1904 году и переведенной впоследствии на многие языки, война впервые предстала иррациональной силой, безразличной к целям и желаниям тех, кто несет в себе ее разрушительное безумие. Сто десять лет спустя, после двух мировых и многих десятков локальных побоищ, эти строки по-прежнему вселяют ужас, а повесть остается одним из самых страшных произведений русской классической литературы. Анатолий Уманский прислушался к раскатам Красного смеха — и содрогнулся.

Статьи8

Роберт Ирвин Говард прожил совсем мало, а профессиональным сочинительством занимался всего двенадцать лет, но за свою недолгую карьеру создал столько, сколько иные литераторы-долгожители не написали за всю жизнь. И конечно же, солидную часть литературного наследия «техасского мечтателя» составляет хоррор во всех его проявлениях. В первой части большой обзорной статьи Дмитрий Квашнин расскажет о том, какие ужасы изливал Говард на бумагу до судьбоносного знакомства с другим великим классиком — Лавкрафтом.

Проза9

«Вы не пробовали пить кровь? Она немного липкая, она немного теплая, но она красная, и у нее такой веселый красный смех!..» — кричал когда-то безумный врач у Леонида Андреева. Герой этого рассказа не так разговорчив, но и ему ведомы тайны того липкого, теплого, красного, что течет по человеческим жилам. Его тоже коснулось темное благословение войны. Впервые на русском — тягучий кроваво-красный этюд пера Рэмси Кэмпбелла, живой легенды мирового хоррора. Публикуется с любезного разрешения мэтра.

Проза9

Случайное знакомство на конвенте любителей хоррора способно стать определяющим событием в жизни. А как иначе, если обретенная вторая половинка разделяет страсть к жестким фильмам ужасов, к снаффу, не стесняется смелых фантазий и не боится экспериментировать? Но к чему могут привести подобные отношения, когда пытки и грубый секс перестанут доставлять былое удовольствие? Экстремальный хоррор как он есть, публикуется с любезного разрешения автора.

Проза1

Вода и солнце, горячий песок и бронзовый загар, немного алкоголя и долгожданный отдых… Для кого-то вояж к морю выглядит именно так. К тому же, на пляже всегда можно завести новые знакомства. Но есть люди, которые приезжают сюда совсем с другими целями.

Проза6

О чем думает человек в плену? О близких, с которыми так хотелось бы встретиться. О допросах. О холодной чужой стране, где нашли вечный покой тысячи солдат. Фридрих Паулюс, командовавший шестой немецкой армией, думал о зиме в волжских степях и о вкусе русского печенья. А еще о своих ночных посетителях…

Проза3

Двое профессиональных гребцов из спортроты для несения службы отправляются на очень странный объект. Вместо привычной части — пионерский лагерь, некоторые местные кажутся сумасшедшими, а старшие по званию ничего толком не объясняют. Самое главное — никакой реки здесь нет… Но солдатам и в голову не могло прийти, чем на самом деле им предстоит заниматься.

Проза2

XI век. Посреди степи отряд русских воинов попадает в половецкую засаду. Но место боя пользуется у кочевников дурной славой — одержав победу, они спешно скрываются, не взяв ни добычи, ни пленных. С наступлением ночи немногие уцелевшие русичи узнают, почему...

Классика0

Окровавленные шестерни Второй мировой вертелись не сами по себе, за этой мясорубкой стояли миллионы людей — военных и гражданских, солдат и офицеров, связистов и разведчиков. Среди последних был и как минимум один вервольф. Лидия Ващенко перечитала «Час волка» (1989) Роберта Маккаммона и узнала, каково это — быть оборотнем во времена большой бойни.

Классика6

Весна 1941 года. Подразделение солдат вермахта, выполняя приказ командования, занимает стратегически важный пункт на перевале Дину в Трансильванских Альпах — небольшой замок, в котором, по уверениям местных жителей, никто никогда не жил. Никому не будет позволено жить и впредь. Наталия Николаева делится впечатлениями от романа «Застава» (он же «Замок») Ф. Пола Вилсона — классическом образчике военного хоррора, явленном миру тридцать три года назад, но не утратившем мрачного обаяния и по сей день.

Классика19

Дмитрий Квашнин продолжает рассказ о серии «Классика литературы ужасов», черным метеором блеснувшей на российском книжном рынке в начале нулевых. На сей раз речь пойдет о сборнике великого и ужасного Роберта Блоха, на чьем счету не только легендарный роман «Психо», но и множество замечательных рассказов.

В оригинале11

Оборотни в военной разведке — это еще куда ни шло. Иэн Треджиллис в романе «Горькие семена» повествует о мире, где Вторую мировую удалось задавить в зародыше. Только вот какой ценой? У Александры Мироновой найдется что сказать об этом странном мире, где нацисты выводят сверхлюдей, британцы вербуют демонов, а надежды… надежды все меньше и меньше.

В оригинале1

Роберт Маккаммон знает толк не только в оборотнях, но и в кровососах — это он доказал еще в классическом романе «Они жаждут». В прошлом году мастер вернулся к вампирской теме, представив миру повесть «Я странствую ночами» — хоррор-вестерн в декорациях заболоченной Луизианы XIX века. Евгений Михайлов склонен считать, что это возвращение триумфальным не назовешь.

Тьма в кино

Статьи4

Практически все инопланетные существа, когда-либо встреченные землянами в фильмах, книгах и играх, таили в себе угрозу. Среди них были паразиты, различные гуманоиды, раса злобных роботов и многие другие. Если же взять инопланетян-одиночек, столкнувшихся с людьми, то почти все они — хищники. Но с большой буквы пишется только один из них. Тот самый Хищник.

Статьи3

О секретных базах, разработках супероружия и научных экспериментах, проводимых в годы существования Третьего рейха, до сих пор ходят легенды, а некоторые из них с той или иной степенью успеха уже эксплуатировались в кинематографе. Но целлулоиду известны случаи, когда фантазия сценаристов явно превышала предельную отметку нормальности и это выливалось в крайне интересные результаты. О наиболее вопиющих случаях появления сверхоригинальных нацистов на экранах DARKER и собирается рассказать.

Шабаш в Новом Орлеане

Шабаш в Новом Орлеане

Телеужасы6

Вот уже несколько десятилетий под руководством старших ведьм в стенах пансиона выращивают колдуний. Возглавляет ковен Верховная, которая, в отличие от обычных ведьм, владеющих какой-нибудь одной способностью, обладает огромной силой и способна проявлять сразу несколько сверхъестественных умений. Она сохраняет свой дар до тех пор, пока не появится новая Верховная. Именно этот этап жизни ковена и описывает третий сезон телесериала-антологии «Американская история ужасов».

Симфонии тьмы

Статьи4

На протяжении всего существования человечества войны были неотъемлемой частью его истории. Поэтому неудивительно, что многие коллективы тяжелой музыки посвящают различным битвам и сражениям не только некоторые композиции, но и целые альбомы, а иногда и всё своё творчество. Конечно, сложно упомянуть о каждой группе, которая так или иначе затрагивала тему войны, но мы попробуем «пробежаться» по наиболее знаковым, ключевым моментам.

Статьи0

Жанр музыки, о котором пойдет речь, является своеобразным поджанром индастриала — по крайней мере, так пишут во всевозможных справочных материалах. Но, если пристально всмотреться в глубину этого рода музыки, очень трудно найти схожие черты с индастриалом — кроме использования электронных синтезаторов и сторонних шумов при записи композиций. Как кое-кто уже мог догадаться, мы поговорим о культурном феномене, именуемом «Мartial Industrial».

Тьма в картинках

Чистый ужас. Воспоминания Ванна Натта

Чистый ужас. Воспоминания Ванна Натта

Галереи2

Имя камбоджийского художника Ванна Натта известно во всём мире. Он один из семерых заключенных, выживших в тюрьме S-21 режима красных кхмеров. Картины Ванна Натта невозможно смотреть без содрогания. Это не просто живописные полотна - это мемуары о том, как работала «машина смерти».

Статьи7

Персонажи мадам Грюсс выглядят пугающе, но в то же время притягивают внимание. Есть среди них и улыбчивые герои с морщинистыми лицами, которые баюкают засушенных лягушек; и те, кто оседлал причудливых зомби-существ. Озорные музыканты играют на инструментах из человеческих костей, а инфернальная старушонка, карикатура на Мэрилин Монро, танцует и поёт. Седая и растрепанная, в платье из шляпки гриба. Кажется, что слышишь её протяжное замогильное: «Пум-пум-пи-дуууу!»

Статьи6

Когда речь заходит об изображении войны в мировой живописи, в голову прежде всего приходят два имени: Франсиско Гойя и Отто Дикс. На долю Дикса выпали обе мировые войны, и ни один другой немецкий художник не изобразил ад этих войн так, как он.

Темные игры

Статьи8

Наша история – о бравом космодесантнике, которого приговорили к тюрьме за убийство старшего офицера. Он был сослан на Марс и просидел там за решеткой три года. Родная Земля оказалась далеко, а свобода – еще дальше. Кто бы мог подумать, что однажды нашему герою придется вернуться к кровавой работе военного, но на этот раз противниками будут не люди. Совсем не они…

Статьи4

В это сложно поверить, но «Wolfenstein» - самая долгоживущая серия на данный момент. Простой солдат Уильям Джозеф Блажкович обставил в этом плане даже веселого водопроводчика Марио. На протяжении тридцати с лишним лет игра менялась: от 2D-графики и вида сбоку до полноценного трехмерного шутера с закрученным сюжетом. Неизменными остались только главный герой да фрицы, убивать которых – занятие на все времена.

Архив номеров