DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Анатолий Уманский - автор

Роберт Лоуренс Стайн, получивший неофициальный титул «Стивен Кинг детской литературы», заработал его не просто так. Мало кто ещё может похвалиться таким внушительным послужным списком на ниве запугивания юных читателей. На его счету — длинная серия «Ужастики» (они же — «Мурашки»), куда, среди прочего, вошли и произведения о Маске Одержимости. Анатолий Уманский, вытирая со лба холодный пот и скрывая дрожь в руках, примерил на себя эту дьявольскую личину.

В черном плаще с кровавым подбоем трагический актер Эдвард Лайонхарт бросился вниз головою в Темзу. Причиной стали театральные критики, которые, не скупясь на остроты, в пух и прах разносили игру Лайонхарта и вдобавок присудили престижную награду не ему, а молодому дебютанту. Но год спустя настал час расплаты — один за другим критики стали погибать теми же смертями, что и герои шекспировских пьес… то есть чрезвычайно скверными. Лайонхарт вернулся, сезон открыт, и крови будет много! Вспоминаем классический «Театр крови» с Винсентом Прайсом.

Творчество Ричарда «Дика» Лаймона довольно отчётливо делится на два этапа: период 80-х и период 90-х. Роман «Берегись!» совершенно явно относится ко времени «восьмидесятнического» Лаймона: бешеный драйв, секса не просто много, а очень много, кровища хлещет в разные стороны. Но что самое интересное — писатель впервые за долгое время поднял тему человека-невидимки — с горячим приветом Герберту Уэллсу! Анатолий Уманский, большой любитель творчества Лаймона, не мог пройти мимо этого примечательного произведения.

В далёком 1980 году незатейливый маленький роман «Подвал» открыл любителям хоррора новое имя — Ричард «Дик» Лаймон. Казалось, это начало блестящей карьеры, но дальше дела у автора стали складываться не слишком хорошо. В своём отечестве он и вовсе не приобрёл широкой популярности вплоть до самой кончины в 2001 году. Впрочем, и в России судьба Лаймона сложилась не столь успешно — особенно пострадал «Подвал». О первом романе писателя, его достоинствах и недостатках, а также об особенностях его перевода на русский язык рассказывает Анатолий Уманский.

Не все новеллизации одинаково бесполезны. В руках московского писателя Ивана Сербина, скрывавшегося в начале 90-х под псевдонимом «Арч Стрэнтон», скромные романы «по мотивам» превращались в увлекательные истории, не уступающие экранным оригиналам, а иногда и превосходящие их. Единожды изданный «Попутчик» стал едва ли не лучшей из его работ. Анатолий Уманский пустился в ностальгическую поездку в компании Джона Райдера, каким-то чудом вернулся живым и невредимым — и охотно делится впечатлениями.

Дядя Сэм — образ, использовавшийся в американских пропагандистских плакатах во время войн и наравне со статуей Свободы ставший персонификацией Соединенных Штатов. Нетрудно догадаться, что он горячо «любим» пацифистами и противниками США. Вот и для русского человека совершенно естественно горячо и всей душой любить Дядю Сэма. Если, конечно, речь идет об отличном хорроре Уильяма Ластига.

Человечество воевало, когда еще не было человечеством, но к пониманию истинной сути войны пришло относительно недавно. На вечную тему писали и до Леонида Андреева, но именно в повести «Красный смех», написанной в 1904 году и переведенной впоследствии на многие языки, война впервые предстала иррациональной силой, безразличной к целям и желаниям тех, кто несет в себе ее разрушительное безумие. Сто десять лет спустя, после двух мировых и многих десятков локальных побоищ, эти строки по-прежнему вселяют ужас, а повесть остается одним из самых страшных произведений русской классической литературы. Анатолий Уманский прислушался к раскатам Красного смеха — и содрогнулся.

Лука Басыров – российский художник, работающий преимущественно в жанре фантастического реализма и сюрреализма. Работает как в живописи, так и в графике, часто используя смешанные техники. Художник в третьем поколении. Живет и работает в Санкт-Петербурге. С 1996 года его работы выставлялись в странах Западной Европы: в Германии, Австрии, Италии, Польше, Финляндии, Дании, а также в Китае. Специально для DARKER с художником пообщался Анатолий Уманский.

Хотите вы того или нет (а вы, конечно, хотите), но в этом номере будет много Фредди. Того самого, с фамилией на букву К. Прописанного на тихой американской улочке. И для начала мы вам расскажем о том, как его персону изображали в литературе — если конкретнее, в многочисленных новеллизациях (иногда с приставкой «псевдо-»), издававшихся на русском языке в лихих 90-х…

Мы привыкли к тому, что конечная цель любого уважающего себя безумного ученого - поработить либо уничтожить мир. Однако не все из них столь амбициозны. Некоторым достаточно и менее масштабной резни - лишь бы свершилась месть! Об одном из таких умельцев читайте в нашей рецензии на роман Майкла Грея «Нити смерти», терзавший воображение россиян в начале 90-х.

Спросите собеседника, что он думает о "русских ужастиках" - тут же его нижняя губа выдвинется вперед, глаза сощурятся, а лицо перекосится набок, выражая глубочайшее презрение (в лучшем случае, человек просто неопределенно пожмет плечами).