DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Дмитрий Квашнин - автор

Ужасы с незапамятных времён окружают человечество. Ещё в каменном веке людей интересовали страшные истории, особое место среди которых занимали повести об ужасах подземелий. Ведь там, внизу, где не светит солнце, может скрываться всё, что угодно! Вот на этом фундаменте и выросли легенды о «маленьких людях» — истории о тех, кто прячется от внешнего мира. DARKER представляет обзор «страшных» произведений об этих существах — существах, которые, быть может, родственны человеку.

В последние несколько лет имя Роберта Говарда стало известно гораздо шире. Как в 60-е годы прошлого века случился первый «Говард-бум», так приблизительно со второй половины нулевых годов века нынешнего настал второй. Первые роли в процессе возвращения наследия техасца и повышения его популярности сыграли видные говардоведы Патрис Луине и Расти Бёрк, которых и пригласил на беседу DARKER в канун юбилейного дня рождения Роберта Говарда.

Новый год — это новые планы, новые идеи, новые ожидания... И начинать его зачастую непросто, ведь нужно не только смотреть вперёд и стремиться к новым горизонтам, но и оглянуться назад, чтобы оценить наследие прошлого и взять с собой самое нужное и полезное. DARKER делает это каждый год — традиционно в январе, сохраняя в памяти лучшее в ушедшем году и намечая ожидания от будущего.

12 декабря сего года Карлу Эдварду Вагнеру исполнилось бы 70 лет. Его имя ассоциируется прежде всего с жанром «меча-и-магии», который он поднял на новую высоту своими произведениями о бессмертном Кейне. Также Вагнер известен как редактор: он готовил к публикации прозу Роберта Говарда, составлял ежегодные антологии рассказов ужасов. Писатель оставил заметный след не только в литературе фэнтези, но и ужасов. DARKER задал несколько вопросов одному из «профессиональных любителей» творчества писателя — Александре Мироновой.

Так сложилось, что корни, ствол, да и многие ветви литературного хоррор-древа берут своё начало в англоязычных ужасах. Но всё-таки есть и другие отростки, основа у которых совершенно иная. Необычная, непривычная, самобытная — по сравнению с британско-американской базой. Об ужасах неанглоязычных стран DARKER поговорил с Фотиной Морозовой.

Всё началось со светящегося дождя. В небе появляется неопознанный летающий объект, мертвецы оживают, а куклы начинают говорить. И даже возвращаются те, кого никак не ждёшь. В одном из своих многочисленных романов Дин Кунц пытается представить, как поведут себя обычные люди при вторжении инопланетных захватчиков. И что если эти «братья по разуму» будут выглядеть не как стереотипные «зелёненькие человечки», а как грибы-паразиты?.. DARKER вспоминает роман 2004 года издания «Вторжение».

С лёгкой руки Лавкрафта термин «Космический Ужас» вошёл в обиход. Практически всё творчество «джентльмена из Провиденса» принадлежит к этому подвиду хоррора, однако явление сформировалось ещё до него. Артур Мейчен и Элджернон Блэквуд — пожалуй, две главные фигуры «Космического Ужаса» долавкрафтовской эпохи. DARKER пригласил поговорить о творчестве этих британских писателей переводчицу Елену Пучкову.

Дарелл Швайцер известен не только как писатель и поэт, но и как литературовед, исследователь творчества предшественников, таких как Говард Филлипс Лавкрафт, Роберт Ирвин Говард, лорд Дансени и другие. Наверное, поэтому не представляет особого труда выяснить, откуда он черпал вдохновение для своего тёмного фэнтези. Дмитрий Квашнин вспоминает мрачный роман «Маска чародея» — первое произведение в цикле о колдуне Секенре.

Ашчель, храбрый воин из Ягуаров, оказался единственным, кто выжил в кровопролитной схватке с воинами из Тешпуля. Придя в родной Хошемаль, где уже никто не надеялся на его возращение, он лишь смутно помнил о том, что с ним произошло. Но затем его стали посещать удивительные сны о неких бледных людях...

Уж кто-кто, а Роберт Прайс собаку съел на лавкрафтовщине. Не исключено, что саму Гончую Тиндала! Неудивительно поэтому, что одна за другой под его началом выходят разнообразные антологии окололавкрафтовского толка. «Круги» Хастура, Азатота, Иннсмута, Итакуа плодятся как грибы после дождя. Но первой ласточкой этого многообразия стала антология «Рассказы о Мифах Лавкрафта», в пару к которой Прайс составил позже уже известную русскоязычному читателю книгу «Новый круг Лавкрафта».

Невозможно обойти вниманием имена некоторых людей, когда речь заходит о хорроре. Одно из этих имён — Говард Филлипс Лавкрафт, затворник из Провиденса, которого заслуженно считают одной из ключевых фигур литературы ужасов XX века. Впрочем, только ли литературы? Его творчество оказало заметное влияние на все сферы «тёмного» искусства. В очередную годовщину со дня рождения писателя DARKER предлагает вам снова вспомнить этого замечательного автора.

Роберт Чамберс остался в памяти потомков фактически благодаря всего одной книге — «Король в Жёлтом», хотя объём его литературного наследия поражает воображение. Зато этот сборник стал самым настоящим краеугольным камнем литературы ужасов. Точнее, не весь он, а только первые четыре рассказа, повествующие о Хастуре, Гиадах, Каркозе, озере Хали и сводящей с ума пьесе, что дала название всей книге Чамберса. Дмитрий Квашнин заглянул по ту сторону чёрных звёзд.

Странные дела творятся в халифате Аббасидском. Тут что ни ночь, так того и гляди: кто-то кого-то надул, кто-то кому-то угрожает расправой и порой воплощает угрозы в жизнь. Преступники здесь пользуются помощью сверхъестественных сущностей, будь то гули, джинны или ифриты. И только Дабир и Асим могут бороться с проявлениями потустороннего и срывать покровы даже с самых страшных тайн. Дмитрий Квашнин выяснил, что сотворил писатель Говард Эндрю Джонс на основе сказок «Тысячи и одной ночи» и героики в духе Роберта Говарда.

Если вы думаете, что это кино, вы ошибаетесь. Впрочем, так же точно вы заблуждаетесь, если думаете, что это театр. Для кого-то это всего лишь шоу, представление — правда, с эффектом присутствия: зритель буквально живёт в шкуре актёра, все чувства последнего доступны и первому. А для кого-то это серьёзное испытание, из которого, бывает, живыми и не возвращаются... О первом романе из цикла Мэтью Стовера о Кейне «Герои умирают» рассказывает Дмитрий Квашнин.