DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Самая страшная книга

У Александра Матюхина выходит сборник рассказов «Восхищение» в серии «Самая страшная книга», в котором нашлось место самым разным историям от психологического триллера до вирда и кровавого треша. В эксклюзивном интервью DARKER’у Александр рассказал о своем подходе к жанру и писательству в целом, о новом сборнике, любимых авторах и многом-многом другом.

Завершен прием заявок от авторов для участия в открытом отборе в главную хоррор-антологию России (а, возможно, и Восточной Европы в целом), «Самую страшную книгу 2022». Организаторы опубликовали впечатляющую статистику - ...

Стартовал открытый отбор в антологию «Самая страшная книга 2022». Рассказы в нее проходят по итогам голосования специальной таргет-группы, состоящей из читателей-добровольцев. Читательская таргет-группа сформирована, а сейчас принимаются заявки от авторов, ...

Во многих сферах ушедший год по традиции оказался трудным и требующим рывка, а вот для хоррора в России звезды встали благоприятным образом. Их расположение пробудило ото сна немало жутких монстров, темных фантазий и кровавых кошмаров. Рискнем посмотреть чудовищам в глаза и выбрать среди них самых страшных. Литературные итоги года подвел Александр Москвин.

Литературные итоги года всегда подводятся с некоторым опасением – ну как оно было-то? не упущено ли что? не забыто ли для прочтения? не было ли оценено небрежно, походя, не заметив что-то очень важное? И чем больше книг – особенно книг спорных, необычных, нестандартных! – вышло в «отчетном» году, тем более страшно. Однако Елена Щетинина превозмогла этот страх и рассказала обо всем лучшем, что случилось в мире темной литературы в 2018 году.

Роман Дарьи Бобылёвой «Вьюрки» — свежая, с пылу с жару (и сама даже пышущая жаром и пылом дачного лета) новинка серии «Самая страшная книга». Первый роман в серии от автора-женщины, первый роман в серии, вышедший предварительно в «толстом» литературном журнале, первый роман в серии, номинировавшийся на «серьезные» литературные премии… И вполне вероятно, еще несколько «первых» у него впереди.