DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в книгах. Интервью

За свою жестокость и кровожадность, бушующие за обложками, экстрим-хоррор принято считать скорее мужским жанром, нежели женским. Но даже тут есть место представительницам слабого пола, которые заставят вздрогнуть даже самых крепких мужчин, и одна из них — американская писательница Моника Дж. О’Рурк, которую многие лукаво называют «второй Поппи Брайт». Максим Деккер взял интервью у экстремального автора специально для DARKER.

Европейский хоррор многолик и разнообразен — континентальная Европа вдохновляет не только «своих» французов, немцев, итальянцев, но и многих других авторов, проживающих в разных частях света. Специально для того, чтобы разобраться, чем нас привлекает и мрачная, и прекрасная Европа, DARKER пригласил на беседу самого европейского из всех исторических и самого исторического из всех европейских современных отечественных хоррор-авторов. Итак, встречайте — Владимир Кузнецов.

Адам Чезаре — персона в жанре ужасов новая, но успевшая заявить о себе как подобает. Своей золотой жилой считает мрачные триллеры и сплаттерпанк. На данный момент автор мало известен в русскоязычных кругах, но Максим Деккер и переводчик Александр Добров решили исправить эту ситуацию и задать пару вопросов восходящей звезде американского хоррора.

Первая книга Дэвида Тамарина — сборник рассказов «Эта книга ненавидит тебя» — была «запрещена» на Amazon, а культовый режиссер Андрей Исканов нарисовал обложку к его второй работе «Вредя своим игрушкам». Кроме писательства, Тамарин пробовал себя в ролях сценариста, рецензента, фрилансера, адвоката, коронера, любителя Чёрных Месс... Поклонник экстремального хоррора Максим Деккер взял интервью у «восходящей звезды» андеграунда специально для DARKER!

Мэттью Стокоу — настоящий классик контркультуры и нуарист (хотя таковым себя не считает), в прозе которого крепко засели элементы жестокой литературы. Известность автору принёс дебютный роман «Коровы», вышедший в 1998 году. Книга вызвала настоящий шок и тут же была объявлена одной из самых отвратительных и тошнотворных книг в истории литературы и культовым произведением в своём направлении. И сегодня Максим Деккер расспросил автора о жизни и творчестве в эксклюзивном интервью.

Так или иначе, в той или иной степени, фобии знакомы каждому. В том числе и писателям ужасов. Собственно, как раз они-то это хорошо должны знать. Наша нынешняя героиня Дориана Грей не понаслышке знакома с фобиями. Они помогают ей в творчестве. Обо всём этом — страхах, ужасах и боязнях — DARKER поговорил с победительницей конкурса сообщества «Настоящий Писатель», проводившегося при поддержке нашего журнала.

Обладательница Премии Брэма Стокера за лучший дебютный роман «Безопасность неизвестных городов». Носительница титула Королевы эротического хоррора. Страстная путешественница, повидавшая немало жуткого в самых глухих местах планеты. И все это — Люси Тейлор, до сей поры известная русскоязычным ценителям хоррора лишь немногочисленными публикациями в антологиях. DARKER постарался исправить эту несправедливость, взяв у Люси эксклюзивное интервью.

Отбор в антологию «Самая страшная книга» — открытое мероприятие. Авторы присылают рассказы, которые затем отправляются в таргет-группу. Читатели общаются с писателями посредством отзывов, писатели общаются с читателями посредством комментариев. Но за этой простой, в общем-то, системой стоит нелёгкий труд Координаторов, которых DARKER сегодня и вызвал на интервью.

С момента выхода первой книги Zотова имя писателя сопровождала мистификация. Кто он и откуда? И несмотря на то, что в дальнейшем туман рассеялся, иные читатели до сих пор строят предположения, что за псевдонимом скрывается, например, Владимир Сорокин или Павел Воля. DARKER, отбросив прочь вуали тайн, побеседовал с настоящим Zотовым.

Книжные серии «Самая страшная книга», «Тёмная сторона», отдельные «страшные» романы и сборники современных писателей... Эти произведения на слуху, и DARKER не единожды обращался к ним. Всему этому мы обязаны издательству «Астрель-СПб», чьими трудами современный русский хоррор ширится и растёт, завоёвывая всё большее число читателей. С главным редактором этого издательства и пообщался DARKER — о специфике работы, хорроре и планах на будущее.

Роман «Крысиная башня» Натальи Лебедевой, вышедший в конце прошлого года, написан в сумеречной гамме мистики, психологического триллера и литературы ужасов. Во время прочтения то и дело посещает мысль, что автор целенаправленно трогает струны самых различных человеческих страхов. Эта палитра — да ещё надпись «“Самая страшная книга” рекомендует» на обложке — подтолкнули к этому «Самому страшному интервью»: а не пройтись ли нам по заключённым в книге страхам?

Отгремела третья «Чёртова Дюжина», и финал её получился предсказуемым: почти каждый правильно отгадал победителя ещё до того, как была опубликована половина судейских отзывов. Новый чемпион ЧД Алексей Провоторов по случаю победы его рассказа «Костяной» ответил на вопросы DARKER и рассказал не только о себе, но и о своём отношении к такой полемической теме как художественные жанры.

В последние несколько лет имя Роберта Говарда стало известно гораздо шире. Как в 60-е годы прошлого века случился первый «Говард-бум», так приблизительно со второй половины нулевых годов века нынешнего настал второй. Первые роли в процессе возвращения наследия техасца и повышения его популярности сыграли видные говардоведы Патрис Луине и Расти Бёрк, которых и пригласил на беседу DARKER в канун юбилейного дня рождения Роберта Говарда.

12 декабря сего года Карлу Эдварду Вагнеру исполнилось бы 70 лет. Его имя ассоциируется прежде всего с жанром «меча-и-магии», который он поднял на новую высоту своими произведениями о бессмертном Кейне. Также Вагнер известен как редактор: он готовил к публикации прозу Роберта Говарда, составлял ежегодные антологии рассказов ужасов. Писатель оставил заметный след не только в литературе фэнтези, но и ужасов. DARKER задал несколько вопросов одному из «профессиональных любителей» творчества писателя — Александре Мироновой.

Так сложилось, что корни, ствол, да и многие ветви литературного хоррор-древа берут своё начало в англоязычных ужасах. Но всё-таки есть и другие отростки, основа у которых совершенно иная. Необычная, непривычная, самобытная — по сравнению с британско-американской базой. Об ужасах неанглоязычных стран DARKER поговорил с Фотиной Морозовой.

С лёгкой руки Лавкрафта термин «Космический Ужас» вошёл в обиход. Практически всё творчество «джентльмена из Провиденса» принадлежит к этому подвиду хоррора, однако явление сформировалось ещё до него. Артур Мейчен и Элджернон Блэквуд — пожалуй, две главные фигуры «Космического Ужаса» долавкрафтовской эпохи. DARKER пригласил поговорить о творчестве этих британских писателей переводчицу Елену Пучкову.

Кристофер Триана — писатель, уже известный постоянным читателям DARKER. Его рассказ «Поедание» появлялся в одном из прошлых номеров вместе с интервью. Не изменяя традициям, DARKER снова связался с автором. Вместе с новым рассказом «И скоро там распустятся листья» читайте беседу с Кристофером Трианой о его творческой жизни и ужасах Интернета.

Академический взгляд на литературу ужасов в нашей стране — редкость. Между тем, почти у каждого ее поклонника периодически возникает желание прочесть о хорроре что-нибудь непредвзятое, исходящее не из личных симпатий, но из глубокого понимания литературы как таковой. Андрей Аствацатуров, петербургский филолог, доцент СПбГУ и автор художественной прозы любезно согласился рассмотреть в беседе с DARKER некоторые аспекты жанра через призму профессиональных знаний.

Джефф Вандермеер заслуженно считается одним из видных представителей такого диковинного литературного направления, как «новый вирд». А после выхода в 2014 году романа «Аннигиляция», открывающего трилогию Южного предела, переживает крупнейший всплеск популярности: роман опубликован в 23 странах, в том числе и в России, уже готовится его экранизация. А сегодня он любезно ответил на вопросы DARKER.

Антология «13 маньяков» станет первой в серии «Самая страшная книга», не относящейся к одноименному ежегоднику. Здесь и составитель не формальный, а самый что ни на есть настоящий; как следствие, и таргет-группы никакой не было... Как к этому отнесутся читатели, полюбившие ежегодную антологию? Будут ли те, кто купит книгу только из-за брендового названия на обложке? Всё это мы скоро узнаем, а пока... DARKER пригласил на беседу всю чёртову дюжину авторов.