DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Симфонии тьмы. Интервью

Necro Stellar — группа, возникшая еще в 1988 году, правда, тогда они использовали другое название. За эти годы их творчество относили к индастриэлу, дарквэйву, психоделическому року и многим другим стилям, но с точки зрения самих музыкантов эти определения неверны. О музыке, ведах и многом другом музыканты рассказали нам в интервью.

Участники украинской группы с длинным и философским названием «Никто не живет вечно» предпочитают односложные ответы и относят свою музыку к грув-металу. А еще в ее составе есть люди, увлекающиеся ядерной физикой.

Если вы любили Романа Рейна и Otto Dix, Seelenzorn, DasIsh и для вас не было большей радости, чем одеться в черное и пойти на сходку или наоборот, почистить сознание, тогда Thornsectide обязательны к прослушиванию. DARKER взял интервью у группы Thornsectide — русских электронных музыкантов, которые принципиально не хотят выступать в джинсах и майках и петь на английском.

«Distorted World» — проект, созданный Иваном Михальченковым, музыкантом из подмосковного Зеленограда. Это мрачная, агрессивная электроника в диапазоне от darkwawe до EBM, вдохновляемая мирами темного фэнтези. DARKER побеседовал с основателем проекта, любезно согласившимся ответить на вопросы.

Группа Chamaeleon, о которой сегодня пойдет речь, была образована в Греции в 2009 г. Но при этом музыканты выпускаются на… русском лейбле: случай, согласитесь, пока довольно необычный. А учитывая, что исполняет этот дуэт неплохой aggrotech/ebm, но среди влияний на свою музыку называет одновременно диско и блэк-метал – грех был с ними не поговорить.

Inversion Records – отечественный лейбл, выпускающий индустриальную музыку. За ним стоит один человек, помимо этого занимающийся еще и интернет-радиостанцией с ротацией «темной музыки», а также выпуском интерактивного журнала о тех же музыкальных сферах. Знакомьтесь: Евгений Василевский.

Группа с загадочным названием «Silence Lies Fear» - из Баку, столицы Азербайджана. Как и подобает суровым металистам, они, похоже, не отличаются типичной для восточных людей разговорчивостью, но, с другой стороны – разве это делает их музыку хуже? На вопросы DARKER ответил Азим Рахимов, ударник группы, заведующий, к тому же, записью и продюсированием их музыки.

WELICORUSS – группа, исполняющая блэк-метал с большой примесью «пагана», название которой является одновременно отсылкой как к Великороссии — одному из исторических наименований территорий современной России, так и к революционным листовкам «Великорусс» Чернышевского. Сочетание, согласитесь, для металистов не самое привычное. Тем интереснее было провести с группой интервью.

Среди всех стилей тяжелой и мрачной музыки на страницах DARKER не так уж часто уделяется внимание симфо-металу и подобным направлениям. Чтобы заполнить лакуну, предлагаем вам познакомиться с обитателями «столицы Сибири» – города Новосибирска, группой, чье название можно перевести как «МАСКАВОЛШЕБНИКА».

Интервью с Blackthorn, полностью женской группой, творчество которой - это сочетание блэка, потрясающей симфонии и готик-метала вкупе с этериальным сопрано, гроулингом и скримингом, звучанием скрипки и оккультной лирикой.

Интервью с Saint Gooseberry – электронным проектом, возникшим в Белоруссии, но сейчас работающим в Москве. Их стилистика близка к синти-попу, но проскальзывают в ней и мрачные нотки индастриэл и ходы альтернативного рока. А среди коллективов и музыкантов, чье творчество на них повлияло, ребята называют и Майка Паттона, и Трента Резнора, и Depeche Mode.

Интервью с питерской группой Forget my Silence, исполнителями пост-хардкора, уверенно набирающими популярность. Их дебютный клип «This Is Only The Beginning» (2011 г.) собрал миллионы просмотров на YouTube. Вышедший в 2013 году сингл «We Will» так понравился зарубежным продюсерам, что уже следующий клип «Supersonic» спродюсировал Фредрик Нордстрем, который известен своей работой с Bring Me the Horizon, Architects, In Flames, Arch Enemy.

Грайндкор – стиль не самый популярный. Русских команд этого направления, которые могут вызывать интерес у зарубежного слушателя, крайне мало. Но они есть. В гостях у нашего журнала побывал бас-гитарист и бэк-вокалист порно/гор-грайнд группы «Sixpounder Teratoma» - Антон (Vendel') Леднев. Мы не могли отпустить его, не задав несколько вопросов.

Хорроркор открывает слушателю целый мир, холодный, темный мир, в котором можно рисовать самые омерзительные картины - и это прекрасно... Интервью DARKER даёт один из самых популярных русскоязычных исполнителей жанра хорроркор - Skabbibal, известный своими кровожадными текстами, жесточайшей манерой исполнения и выходящей за грань безумства атмосферой.

Миша Диоксин - молодой композитор. Он работает сразу по нескольким направлениям, преимущественно в игровой и киноиндустрии. В его портфолио есть работа с лондонским режиссером Lovinsa Kavuma, чей фильм «Curse Of An Addict-Zanzibar» рассказывает нам историю героинового наркомана из Танзании, что пытается вернуться к нормальной жизни через религию. Также среди его работ есть и саундрек к онлайн-шутеру «Shoot For Cash», который на данный момент находится на стадии альфа-тестирования. DARKER решил познакомиться с композитором поближе.

Одна из знаковых sludge-групп страны — «Pressor» — в лице Антона Хмелевского даёт эксклюзивное интервью журналу DARKER. Вы всё ещё не знаете, что такое doom, stoner? Сталкивались ли вы когда нибудь с фразой: «О да, вот это крутая жирная музыка! Вёдра смолы и зла»? Если нет, тогда мы идём к вам!

Согласно легенде, эти парни погрязли в пучине игровой жизни. Казино, выпивка и женщины — вот, что им нужно для полного счастья. Но и этому всегда приходит конец. Не поделив большую сумму денег, они просто поубивали друг друга. Казалось бы, этому разврату пришел конец. Они тоже так считали перед смертью... Но, увы, кровь их была пропитана ядом азарта, и они вернулись с того света, а точнее, из ада, в образе четырех мастей и двух джокеров. Да будет ScreamS!

Интересно, снятся ли мастерам фильмов ужасов кошмары? Пугают ли их фильмы ужасов, снятые другими режиссерами? Или, если перевести разговор на музыку, может ли музыка напугать самих творцов мрачных мелодий? Специально для DARKER Василий Рузаков расспросил об этом сразу нескольких музыкантов.