DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Симфонии тьмы. Статьи

Редко встречаются продуктивные и умелые исполнители, которым удается создавать качественную музыку в самых разных жанрах. Том Мур — один из них. Практически любой слушатель найдет в его творчестве что-нибудь по душе, будь то психоделичная и безмятежная электроника Indigolab, авангардный пост-рок Understated Theory или же бесчисленные миры дарк-эмбиента Dead Melodies. О многогранном творчестве британского композитора рассказывает Константин Волкичевский.

Сублимация отрицательных эмоций в творчество — один из древнейших и наиболее эффективных защитных механизмов человеческой психики. Немудрено, что многие авторы, работающие в мрачных жанрах и как никто другой чувствующие темные оттенки мира, выражают в своем искусстве собственные тяжелые переживания. О творчестве дарк-эмбиент-проекта Flowers for Bodysnatchers, его концепции и недуге его основателя поведал Константин Волкичевский.

Несмотря на некоторые общие черты в совершенно разных направлениях, начиная от джаза и заканчивая тяжелым металом, какого-то общефилософского представления о том, что именно присуще «темной» музыке, так и не возникло. Есть множество «темных» жанров: дарк-эмбиент, темная электронная и классическая музыка и другие. Однако они настолько далеки друг от друга, что найти что-то схожее на первый взгляд кажется совершенно невозможным. В тонкостях вопроса разбирался Глеб Богомолов.

Лейбл Cryo Chamber насчитывает более двухсот релизов, среди которых есть как соло-альбомы начинающих инди-коллективов, так и ежегодные многочасовые «лавкрафтианские» коллаборации. В рамках лейбла Саймон Хит (Atrium Carceri) записал немало совместных работ с другими известными авторами. Наиболее продуктивным было его сотрудничество с Пэром Бостремом (Kammarheit). Что вышло из этого сотрудничества, нам поведал Константин Волкичевский.

В конце восьмидесятых в мире рок-музыки, в ее самом жестком и экстремальном сегменте, на свет появляется новорожденный демоненок, имя которому блэк-метал. Его еще называют «второй волной» и «норвежским блэком», поскольку костяк направления сложился именно в Норвегии. У направления есть своя идеология, или философия. В ее смыслах разбирается Дмитрий Маслов.

Слово «ведьма» во все времена несло в себе сакральный смысл. Их гнали и ненавидели, их сжигали на кострах и плевали им вслед. Но к ним же ходили тайком за советами и заговорами, зельями и прорицаниями. В каждой местной культуре обязательно есть ведьмы или колдуньи. Так что неудивительно, что тема ведьм и колдовского шабаша воплотилась в произведениях классической музыки.

Post black metal — что он за зверь и с чем его едят? Само название недвусмысленно намекает, что здесь должна быть какая-то связь с блэк-металом, но так ли это на самом деле? И да, и нет. Разбирается эксперт в экстремальной музыке Дмитрий Маслов.

В этот раз, подводя итоги ушедшего года, мы не будем размышлять о музыке — выделять «десятки» или «пятерки» лучших музыкантов и альбомов. Вместо этого поговорим, как и чем все это время жил музыкальный раздел. 2022 год выдался предельно маразматическим, но музраздел не только остался на плаву, но и заметно преобразился. Рассказываем, что у нас нового и как этого удалось добиться.

17 сентября 2022 года норвежская готик-металлическая капелла Tristania выступила с заявлением: «После 26 лет на международной метал-сцене мы приняли тяжелое решение уйти». Группа заняла достойное и заметное место среди коллективов, исполняющих тяжелую музыку. Дмитрий Фомин отдает команде дань уважения, представляя вниманию читателей подробный обзор ее увлекательного творческого пути.

Зачатки DSBM, или депрессивно-суицидального блэк-метала, появились еще во вторую волну блэка. Норвежская группа Strid со своим EP 1994 года и Burzum с альбомами «Hvis Lyset Tar Os» и «Filosofem» стали первыми, кто заронил в классический блэк-метал зерно депрессии. Позже представители направления появились и на постсоветском пространстве. О самых интересных среди них рассказывает Дмитрий Маслов.

11 декабря 2022 года закончился земной путь без преувеличения культового пианиста и кинокомпозитора Анджело Бадаламенти. Ему было восемьдесят пять, и большую часть этого времени он посвятил сотрудничеству с не менее именитым и не менее культовым режиссером и сценаристом — Дэвидом Линчем. Впрочем, не одним Линчем сыт человек, и творчество великого итальянца вполне подчиняется этому правилу.

Блэк-метал — один из самых экстремальных и вместе с тем популярных поджанров тяжелой музыки. У него несметная армия поклонников по всему миру. Одним близка философия, лежащая в основе направления, других впечатляет эстетика, а кому-то атмосфера стала вторым домом… или даже первым. Россию блэк тоже не обошел стороной. Дмитрий Маслов рассказывает о семи выдающихся атмосферик-блэк-альбомах с русских просторов.

Люди привыкли принимать за реальность только то, что видят глазами, слышат ушами или трогают руками. Но если выйти в одичалый парк ночью, то разве станет он иллюзорным? Отнюдь. Просто мы увидим, услышим и почувствуем другую его сторону, другую форму. Однако это будет все тот же парк. На этом же принципе — взаимодействии и взаимодополнении двух противоположностей — построен фольклор в любой стране. Дмитрий Маслов рассказывает, как «темная» сторона мира и жизни в фольклоре отражается в музыке сегодня.

Никому в точности не известно, когда и где зародился джаз. Многие утверждают, что все началось в начале XIX века в Новом Орлеане с танцев черных рабов под самодельные музыкальные инструменты. Дмитрий Иванов-Соломин совершил путешествие в глубь веков, чтобы найти корни, а потом и лучших представителей самого, пожалуй, мрачного направления музыки — дарк-джаза.

Сложно представить себе нечто более экспериментальное, чем эмбиент-джаз. Модуляции звуковых текстур, наслоение тембров и эффектов — с одной стороны, отчетливая мелодия, выдержанный ритм, тональная и функциональная гармония — с другой. Могут ли эти две столь непохожие стихии слиться в одно звуковое полотно? Могут! Встречайте: германский джаз-коллектив Bohren und der Club of Gore!

Пожалуй, нет такого поклонника хоррор-культуры, который не знал бы, кто такой Пеннивайз или Капитан Сполдинг. Клоуны всегда подсознательно пугали людей. Для панического страха перед клоунами есть даже специальный медицинский термин — коулрофобия. Правда, явление это все же не считается заболеванием. Отмечают, что в основе его может лежать эффект «зловещей долины»: клоун выглядит не совсем как обычный человек и уже одним этим вызывает страх и отвращение. Музыканты, посвятившие себя воспеванию страха в разных его проявлениях, не могли обойти эту тему стороной.

Многие из нас читали веселую и местами не в меру поучительную книжку Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч», где советский мальчишка случайно выпускает из старинной лампы на волю смешного старичка возрастом чуть моложе, чем остатки жизнедеятельности мамонта, и переживает в его компании множество приключений, потому что старичок этот — самый настоящий джинн. Но изначально-то джинны — далеко не добрые старички. Дмитрий Иванов погружается в жуткие древние арабские легенды и показывает, как они отражаются в современной музыке.

Вопреки легендам, ковбои занимались не ежедневными перестрелками, а в основном перегоном скота. Они получали за это хорошие деньги и не боялись ничего... почти ничего. Если в облаках появлялось призрачное стадо коров, самый отпетый грешник в страхе вжимался в землю. Дмитрий Иванов рассказывает, как стаи жутких псов из древних поверий со временем превратились в коровьи стада и как это отразилось в музыке.

Многие рок-музыканты хотя бы время от времени тяготеют к «ковбойской» тематике. Однако мало кто зацикливается на ней так, как группа Dezperadoz, которая фактически изобрела новый поджанр тяжелой музыки — вестерн-метал. Прерии, салуны, перестрелки, герои и злодеи Дикого Запада — все это смешалось здесь в забористый коктейль, который легко опьяняет и вызывает зависимость. О творчестве команды — с 2000 года по сегодняшний день — рассказывает Алекс Лоренц.

Есть существа, которые редко упоминаются в музыке, но зато очень популярны в народной молве. Это кельтские банши, мексиканская Ла Йорона, английский призрак Анны Болейн, славянская полудница, японская юрэй. Музыкальные произведения, связанные с жуткими завывающими женщинами в белом, искал Дмитрий Иванов.