DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Симфонии тьмы. Статьи

Мы живем в интересное время, когда многие былые кумиры внезапно встают ото сна, решают тряхнуть стариной и на-гора выдают альбомы, от которых их поклонники пускают ностальгическую слезу. А молодые коллективы, играющие пару лет и выпустившие альбом-другой, неожиданно выдают такой мощный «корневой» материал, что те же корифеи жанра могут позавидовать… О многих из лучших релизов года мы уже говорили – но не грех на них и оглянуться. О некоторых поговорить просто не успели – так когда же наверстать упущенное, если не сейчас, в начале нового года?

Как мы с вами помним из первой части статьи, дум — это едва ли не самая мрачная разновидность метала: с печальным вокалом, мощными угрюмыми риффами и густой атмосферой тоски и безнадежности. Уже много десятилетий музыканты этого стиля экспериментируют кто во что горазд, оснащая свои песни скрипками и женским вокалом, но изначально это была музыка психоделичного толка. Итак, наше музыкальное путешествие продолжается: из Швеции и Англии мы переносимся в Америку.

В устоявшемся понимании термин «дум-метал», в первую очередь, характеризуется следующим: мощный и гнетущий, словно гранитное надгробие, гитарный риффинг, бесконечные соло, горестный плач скрипки, атмосфера беспросветной скорби и эстетика смерти, дуэт «красавица и чудовище», траурные одежды, свечи, привкус абсента, готическая литература и поэзия декаданса. Но если обратиться к истокам этого направления…

Возможно, одним из главных событий года для любителей тяжелой музыки стало временное воссоединение Гленна Данцига с коллегами по группе Misfits (название группы можно перевести, как «Неудачники») — басистом Джерри Онли и гитаристом Дойлом для участия на фестивале «Riot Fest». Музыканты выступили на Riot Fest в Денвере и Чикаго, отметив тем самым конец 33-летней ссоры, — последний раз трио можно было увидеть вместе 29 октября 1983 года.

Их часто называют родоначальниками жанра «сайкобилли», хотя Люкс в интервью утверждал, что этим термином невозможно описать его собственный стиль «театрального хоррор-блюза». Кажется, именно они ввели моду на поклонение перед кинотрэшем, а заодно и сами внесли некоторый вклад в кино: их песни звучат в «Возвращении живых мертвецов» и других фильмах, а сам Люкс озвучивал… вопль Дракулы в одной из сцен фильма Копполы.

Мало того, что греческая сцена привнесла свежую кровь в классический блэк-метал, так еще ее представители великолепно проявили себя в различных направлениях, произрастающих от основного корня. На примере некоторых особо ярких команд мы и рассмотрим некоторые стили - от истинного блэк-метала до блэка симфонического, нео-нацисткого и даже.. женского.

Можно сколько угодно спорить о том, что такое «мрачная музыка», «тяжелая» и так далее. Одни отдыхают под Whitehouse (бойтесь подобных людей), а для других Iron Maiden и Black Sabbath – невыносимый шум, который способны порождать только пособники Сатаны. Кто сильнее – слон или кит? Шварц или Слай? И все-таки, под некоторые песни вряд ли кому-то захочется веселиться. Вот те примеры, которые мы хотим вам сегодня предложить.

Кому-то такое явление как «греческий блэк-метал» может показаться не более, чем забавной экзотической страшилкой. Но на самом деле речь идет о мощном музыкальном движении, достаточно узком, чтобы в определенных кругах стать культовым, и достаточно самобытным, чтобы разнообразить ряды мирового воинства черного метала. Опираясь на богатейшую национальную культуру, историю и мифологию, греческий блэк-метал проделал нелегкий путь от примитивнейшего андеграунда до команд-лидеров, успешно представляющих Грецию на мировой арене и получивших признание корифеев жанра.

История этой группы сшита из парадоксов: если закрыть глаза и вслушаться в их записи, особенно ранние, то представляются этакие «юноши бледные со взором горящим», гимназисты эпохи декаданса. Если посмотреть записи с концертов или фото группы, то становится понятно, за что фанаты ласково прозвали группу «двумя поросятами». При этом, «Агата Кристи» почти на всем протяжении своей карьеры оставались одной из самых изысканных, утонченных и, в хорошем смысле слова, «нервных» групп.

В истории музыки бывают довольно странные парадоксы. Некоторые коллективы знамениты тем, что создают тысячу и одно и то же произведение: как Motorhead, например – их поклонникам даром не нужны «стилистические эксперименты». Некоторые остаются «авторами одной песни»: ну-ка, назовите, не гугля, хоть одну песню «Eagles», кроме «Отеля Калифорния»? Есть и более забавные случаи: группы, которые добиваются оглушительного успеха и культового статуса, но начинают свою карьеру с музыки, едва ли не противоположной той, которая вознесет их на Олимп. Вот несколько примеров.

Кто бы спорил, чаще всего нам запоминаются в фильме ужасов главные герои, маньяк, особенно замысловатая и кровавая сцена убийства, но бывают и исключения. Случается, что музыка теперь становится едва ли не полноправным героем картины и запоминается настолько, что даже много лет спустя, при первых звуках этой мелодии, по спине начинают ползти мурашки. О нескольких таких случаях мы и поговорим. Итак, лучшие саундтреки к фильмам ужасов — как и почему они нас пугают.

Ужасы давно вышли за пределы тёмных замков, древних кладбищ и старых облезлых домов. И сегодня к хоррору неравнодушны все — даже панки, которые тоже любят попеть про зомби, ведьм и прочую нечисть. Вот об этом поджанре мы и поговорим — от его родоначальников Misfits до их российских последователей.

Музыкальный проект Stalaggh — один из самых радикальных экспериментов в истории музыки. Что о них известно? Ничего. Кто они? Они призраки. Зачем они это делают? Да чтобы свести вас с ума, погрузив в пучину безудержных страданий и бескомпромиссных мучений. Так что любители ужасов: открывая эту страницу, молю, убирайте режущие предметы.

Рок-музыкантам, как и людям в принципе, свойственно сбиваться в стаи и искать единомышленников. Взять хотя бы российскую фолк-рок-сцену, где вокруг таких коллективов, как «Калевала», «Сварга», «Тролль гнет ель» и некоторых других, давно сформировались тусовки. Но сегодня мы поговорим о группе, которая, являясь одним из ярких представителей российского фолк-рока, всегда держалась обособленно. Речь об обнинской команде «Дорога Водана».

Так называемый «истинный блэк-метал» чаще всего ассоциируется со Скандинавией, но были у этого жанра адепты и в других странах. В частности, пресловутые «Черные Легионы» во Франции в чем-то оказались даже радикальнее норвежских собратьев. И, конечно, их суровая приверженность к андеграунду не могла не сказаться на известности этих групп.

В 1991 году, когда вышел их первый альбом, их стиль описывали как «треш-метал со скрипкой» и считали такое сочетание безумным. Тем не менее выходцы из славного города Ноттингема, группа под названием «Одетые небом» (что на самом деле означает просто «нищие»), Skyclad, по сути, в одиночку основали фолк-метал.

Словенская группа, ставшая знаменитой на весь мир и попутно основавшая собственное государство. Музыканты, которые переигрывали всех — от Баха до Beatles и всегда оставались оригинальными. Одни из основателей индастриал, чью музыку неуклюже и попсово клонировали Rammstein, философы и политики… Все это — они, великие и ужасные Laibach.

Наверное, нет такого музыканта, который ни разу не играл чужую песню. И не только собратьев по стилю: индустриальщики исполняли блюз, дэт-металисты перепевали поп-хиты, рэперы — классическую музыку. О том, как одни стили отражаются в зеркалах других направлений и с какого боку это может заинтересовать поклонника тяжелой музыки, пойдет речь в этой статье.

Группа Batushka, самый провокационный проект последнего времени, совместил в себе блэк-метал и православные песнопения. Одни считают их идейными провокаторами, другие — просто создателями умело раскрученного бренда и вызывающего шоу. Более того, никто не знает их имен и лиц, но, возможно, в проекте задействованы участники группы Behemoth, которым не привыкать к проблемам с церковью.

Death in June — группа, игравшая пост-панк, индастриал и попутно основавшая апокалиптик-фолк. Их обвиняли в нацизме и оккультизме, запрещали концерты, а они продолжали петь свои спокойные, яркие и вызывающие песни — о свиньях, которые должны умереть, о Гибели Запада и Розовых Облаках Холокоста. О них можно рассказывать бесконечно, но мы попробуем хотя бы начать.