DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ЗАКЛЯТЬЕ. 13-Й ЭТАЖ

Темная сторона джаза

Никому в точности не известно, когда и где зародился джаз. Как многие утверждают, все началось в начале XIX века в Новом Орлеане. Чернокожие рабы работали шесть дней в неделю и, видимо, так старались, что городские власти дали им небольшую поблажку. Негры не могут жить без музыки и танцев, они без них хиреют, чахнут и работают вполсилы, а кое-кто и вовсе пытается сбежать - значит, нужно разрешить им раз в неделю собираться на танцульки, но только не перед белыми. Где-нибудь подальше от города, в специально отведенном месте.

Place des Negres, или Place Congo. (Если от этой площади что-то осталось после многочисленных наводнений и ураганов, то ищите ее к северу от Римпар-стрит, там наверняка стоит какой-нибудь памятный знак.) Название связано с колониальными притязаниями, из-за чего оно с французского сменилось на английское, но суть не в этом. Суть в том, что рабы раз в неделю брали с собой самодельные музыкальные инструменты, самую вкусную еду и напитки и танцевали так, что те немногие белые, которые приходили туда, рискуя жизнью и репутацией, засматривались. Вообще, конечно, можно было запретить все это дело, но… но негры все равно где-нибудь да соберутся со своими барабанами, трещотками и прочими странными предметами.

В конце концов эти песни и пляски перестали быть чем-то исключительно африканским. Танцевать любили не только чернокожие рабы, но и креолы, которые уже окончательно смешали свою кровь с европейской, а заодно и сами европейцы, гордившиеся своим цветом кожи… Началась эра джаза, от которого лихорадило всех.

Бродячие оркестры исполняли смесь джиги, регтайма, народных песенок, нанимаясь на свадьбы, на похороны да и вообще на любое торжество за небольшую плату, совершенствуя свою технику игры на инструментах — уже не самодельных, что вы! Все эти кларнеты, скрипки, саксофоны и многочисленные ударные покупались на собственные, честно заработанные деньги. Уже и пианисты появились, и выработалось особое звучание, которое никто не сможет забыть. А само название музыки до сих пор повергает в ужас пуритан всех мастей. Множество раз пытались понять, что означает слово «jazz», и в конце концов стало ясно. Да. То самое. «Дать джазу» означает разогреть молодку до такой степени, что она без лишних слов уединится с ухажером вдали от людских глаз.

Со временем джаз раскололся на множество самых разных течений, среди них нашлось место и легкомысленному свингу, популярному на танцплощадках всех городов, и нарочито усложненному бибопу, основатели которого делали все, чтобы молодежь (особенно белая) не могла угнаться за ними, и неслушабельному для обывателя фри-джазу, построенному на совершенно непредсказуемых импровизациях. Среди всего этого прекрасного безумия выделялся мрачный, пропитанный наркотиками и находящийся на грани депрессии трубач Майлз Дьюи Дэвис III. Он прошел путь от бибопа до джаз-рока, попутно заглянув на ту самую, почти запретную для джазменов сторону. В 1958 году Майлз записал саундтрек к французскому фильму «Лифт на эшафот», и понятно, что это были не танцульки Нового Орлеана, нет. Музыка была замедлена настолько, насколько возможно. Это даже выходило за рамки обожаемого Дэвисом в то время кул-джаза.

Меланхолия, вплоть до откровенной депрессии, тягучий, обволакивающий саунд — вот что такое дарк-джаз. Джон Колтрейн, Святой Джон Колтрейн, не избежал ни наркотической зависимости, ни влияния этого пограничного направления музыки. В альбоме 1966 года «Meditations» можно услышать не только великолепный фри-джаз, но и задумчивые размышления… о чем? О том, что не так все просто в жизни, что оптимизм порой оказывается просто ярким фантиком, скрывающим истину, которая куда мрачнее.

Мрачнее и притягательнее — как работы весьма неоднозначного режиссера и сценариста Дэвида Линча. Именно он выработал универсальную формулу настоящей тьмы, отраженной в музыке.

Кофе, крепкий и сладкий… сигаретный дым… обволакивающий эмбиент… и бессонница. В этом знает толк Анджело Бадаламенти — великолепный композитор, близкий друг Линча и порой даже актер. Именно он написал саундтреки к гениальному неонуарному фильму «Синий бархат» и сериалу «Твин-Пикс» (хотя последний уже давно не сериал, а целая вселенная) и сам сыграл крохотную, но крайне запоминающуюся роль в фильме «Малхолланд-драйв».

Можно послушать любую его работу, а еще — альбом одноименного проекта Thought Gang, в котором двое друзей оттянулись вовсю.

Этот столп дарк-джаза невозможно обойти стороной, и многие используют похожие приемы — например, Dale Cooper Quartet & the Dictaphones. На такое название нельзя не обратить внимание, не так ли? Проект берет начало где-то в нулевых и по праву считается культовым у поклонников мрака. Агент Купер так и не выбрался с той стороны, как ни пытался, и музыканты всячески это подчеркивают.

Стоит вспомнить и странного парня по имени Марк Сэндмен и его группу Morphine. Лоу-рок, говорите? Ну, возможно… Но отчего они играли то замедленный свинг, то мрачный блюз, то еще что-нибудь столь же красивое, сколь и пугающее? Кто знает, кто знает… Да и Сэндмена уже нет на свете, он скончался буквально на сцене от сердечного приступа в 1999 году, унеся в могилу свой талант уводить слушателя в те края, где боль и страдания уже не имеют никакого значения, а кровь льется, словно чернила на рукопись Эдгара По. Впрочем, были ли то чернила? Или все-таки кровь? Кто же разберет…

Из всех перечисленных выше составляющих, с добавлением музыкальных ходов, присущих скорее крайне экстремальному металу (к примеру, funeral-doom), и, конечно же, под влиянием вездесущего Майлза Дэвиса, который в свое время смог создать чудесный синтез джаза и рок-музыки, наконец-то выплавился немецкий коллектив Bohren & der Club of Gore, который по сей день считается эталоном дарк-джаза.

Да, участники не сразу пришли к этому направлению. Они играли более или менее удачный хардкор-панк в разных группах, которые сейчас вспомнят разве что самые преданные поклонники направления, но однажды решили бросить все и создавать самую медленную музыку, какую только можно представить. Квартет дал о себе знать в 1992 году, но чуть позже гитарист незаметно отвалился, и трио стало таким, каким нужно, сочетая замедленные блюзовые ходы, дарк-эмбиент и атмосферу отчуждения, даже мизантропии.

Эти похоронные настроения не могли остаться незамеченными. В 2000 году неплохой брейк-кор-музыкант Bong-Ra (в миру Джейсон Кенен) из Нидерландов, который в начале карьеры писал саундтреки к фильмам Фридриха Мурнау и Фрица Ланга, незаметно основал самостоятельный проект The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble. Памятуя о своих корнях, этот ансамбль ввел в ткань повествования не только эмбиент и джаз, но и нечто совсем неживое, словно скрипучие и несмазанные роботы пытаются что-то сказать, но не могут — ржавеют, рассыпаются на ходу и превращаются в прах, на котором уж точно ничего живого не вырастет.

Многие, очень многие музыканты всех направлений увлекались веществами, изменяющими сознание, но не все в этом признавались. Джазмены не прошли мимо, и мрак окутывал их — мрак, призванный героином. Видимо, это привело к тому, что некий Янне Перттула из Тампере (Финляндия) в 2006 году создал проект Heroin and Your Veins — готик-рок, пост-панк, Франц Кафка, сонмы дарк-джазовых музыкантов и даже невесть как попавший в это сборище рычаще-неприкаянный Том Уэйтс. Варево удалось на славу — и да, действительно, на эту музыку можно подсесть, как на иглу, но иглу особую, не наносящую вреда организму, приносящую покой и сон. Быть может, не совсем спокойный, полный причудливых видений, но все-таки сон.

Стоило бы закончить очередной чашкой бодрящего кофе, но… возникла небольшая проблема — Sunn O))). Эта музыка не даст покоя в ночи. Поэтому пусть она завершит наш темный джазовый парад.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Аноним 30-11-2022 22:25

    Спасибо за статью

    Учитываю...