DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

готика

В «Ребекке» Дафна Дюморье использовала антураж классического готического романа. Действие происходит в расположенном на побережье поместье Мэндерли — удобный сеттинг для разгула привидений. Но зачем призраки, если живые страшнее усопших? Именно они делают жизнь главной героини в особняке невыносимой.

Horror studies, Gothic studies… До сих пор кажется необычным, что академическая наука интересуется столь «несерьезными» вещами, как хоррор. И в то же время каждого фаната жанра это обстоятельство греет признанием. Об академическом исследовании жанра DARKER постарается рассказать в цикле публикаций, который откроем разговором с Анастасией Липинской, кандидатом филологических наук, членом Международной готической ассоциации, автором академических и популярных статей о готическом жанре.

Новый органист в церкви маленького городка — настоящий мастер. Его игра стала притягивать любителей музыки и из соседних мест, и он, несомненно, собрал бы и большие залы столичных филармоний. За столь удивительный талант местные жители готовы простить старику его нелюдимость и некоторое чудачество, но только ли в нем состоит сила музыки Мейстера? Рассказ австрийского классика — впервые на русском языке!

Во внутреннем развитии итальянского кинохоррора выделяются два наиболее влиятельных жанровых пласта с соответствующими им периодами. Первоначальный классический период расцвета готического фильма охватил примерно десятилетие с середины 1950-х по 1960-е годы. Появление нового вида спагетти-хоррора – джалло – отмечено рубежом 60-х и 70-х. Что же происходило на стыке этих непродолжительных, но весьма насыщенных жанровых эпох? Рассказывает Глеб Сегеда.

«Малифо» – это настольная игра с миром альтернативной Земли, вестерна и готики. Её проработанность в плане истории, персонажей и фракций едва ли уступает тому же «Вархаммер 40 000». Тёмные и опасные улочки Малифо притягивают многих игроков, но прежде чем ступить на них, необходимо обзавестись игровыми миниатюрами. О них и о книге правил рассказывает во втором материале Виктор Лазарев.

Готика и хоррор для белорусской литературы вещь необычная, непривычная. Однако мир не стоит на месте, и в 2016 году зомби добрались и до Беларуси — Владимир Садовский выпустил книгу «1813», которую можно безоговорочно отнести к жанру «хоррор». С локальным зомби-апокалипсисом по-белорусски познакомился Андрей Гайос.

По проработанности мира некоторым «настолкам» могут позавидовать многие видеоигры. Одна из таких – «Малифо». Сеттинг альтернативной Земли, вестерна и готики, разнообразные фракции и персонажи привлекли немало адептов, готовых ступить на опасные улочки Малифо, чтобы испытать собственные силы. В первой части обширного материала Виктор Лазарев поведал о мире игры и её обитателях, а также о непростой истории города.

«Dungeons & Dragons» – самая известная система для настольных ролевых игр. Изначально была махровым героическим фэнтези в ортодоксальном понимании этого жанра. Однако со временем игрокам захотелось нового, тогда пришла пора экспериментов. Все жаждали «свежих» декораций и подхода, это желание и породило Равенлофт. Во второй части объёмного материала Виктор «Гримуар» Лазарев рассказывает о различных мета-сюжетах и сеттингах популярной вселенной.

«Дом о семи фронтонах», пожалуй, можно назвать одним из самых жутких домов в истории литературы. Он был выстроен для полковника Пинчона; выстроен на земле, которую пожелал взять себе этот пуританин; выстроен сыном человека, которому прежде принадлежала эта земля. И он не хотел уступать свою землю полковнику, а потому умер на костре. Его сожгли в год салемской истерии, и с тех пор, говорят, проклятие тяготеет над родом Пинчонов. О самой настоящей американской готике от Натаниеля Готорна рассказывает Татьяна Адаменко.

«Dungeons & Dragons» – самая известная система для настольных ролевых игр. Изначально была махровым героическим фэнтези в ортодоксальном понимании этого жанра. Однако со временем игрокам захотелось нового, тогда пришла пора экспериментов. Все жаждали «свежих» декораций и подхода, это желание и породило сеттинг Равенлофт. Виктор Лазарев держит слово в первой части материала о популярной игровой вселенной.

Академический взгляд на литературу ужасов в нашей стране — редкость. Между тем, почти у каждого ее поклонника периодически возникает желание прочесть о хорроре что-нибудь непредвзятое, исходящее не из личных симпатий, но из глубокого понимания литературы как таковой. Андрей Аствацатуров, петербургский филолог, доцент СПбГУ и автор художественной прозы любезно согласился рассмотреть в беседе с DARKER некоторые аспекты жанра через призму профессиональных знаний.

Наконец, мы и подобрались вплотную к жанру «хоррор» в практически современном его понимании. Именно готика стала плодородной почвой, на которой взросли семена всех последующих «ужасов». Вот как об этом пишет ...