DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Слово редактора

Проходите, располагайтесь. Мы приготовили для вас новый выпуск журнала. Надеюсь, у вас есть время, чтобы с ним ознакомиться. Пока листаете страницы, забудьте о времени. Не обращайте внимание на кашель редактора, пустяки. Бациллы здесь и так повсюду.

Холодное космическое пространство. Идеальная среда для хоррора. Убийственный вакуум, космическая радиация, одиночество, безумие, плесень, метеоритные дожди… А уж если добавить врага разумного, жуткую инопланетную тварь или взбунтовавшегося робота — любо, братцы, любо… вернее, страшно, очень страшно!

Отгремели салюты, выпито шампанское, доедено оливье… Впрочем, кое-где глаз еще может зацепить свет гирлянды, нога — запутаться в серпантине, а на некоторых широтах и по сей день лежит новогодний снег. Но что главнее всего — не подведены еще все итоги ушедшего года, не взвешены все ожидания от пришедшего. Тут-то в дело и вступает январский DARKER со своей традиционной темой, а главный редактор Артём Агеев из последних сил пытается удержать новогоднее настроение.

Я никогда не видел призраков. Даже срезая путь через старое кладбище. Не видел и не слышал. Но все равно старался вести себя тихо. Потому что призраки — они ведь повсюду. Сгустки эфирной энергии, мыслеформы тонкого мира, повторяющие объекты мира материального. Не только людей, но и животных, камней, растений, транспорта…

Пожалуй, в хорроре тематика социума может шокировать больше, нежели любая другая. А всё дело в том, что происходящие в обществе ужасы исходят от нас с вами, от людей. Конечно, шанс быть укушенным змеёй, возможно, и выше, чем оказаться жертвой серийного убийцы, однако именно последний вариант смерти многим покажется более шокирующим. И этот номер DARKER готов вас шокировать снова и снова, и снова… Мы предупредили.

«Я видел будущее хоррора, его имя – Клайв Баркер» – так сказал Стивен Кинг, если верить рекламному ролику «Восставшего из ада». В чем-то предсказание оправдалось: слава Баркера вполне может потягаться со славой Кинга, а в некоторых отношениях англичанин даже превзошел американца. Судите сами: да, по мотивам книг Стивена снято больше фильмов, но зато у Баркера не одна режиссерская работа, а три. Причем две из них – бесспорные шедевры.

Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья. Одна работа, никакого безделья — бедняга Серёжа не знает веселья.

Лес – это не только чистый воздух, грибочки, ягодки, пение птиц и прочая ванильная дребедень. По степени опасности лесная чаща сравнима с морской пучиной или глубинами космоса, а все то, что я перечислил выше – это лишь фасад. В рамках августовского номера DARKER тебя, читатель, ждет прогулка по тому самому, истинному лесу. И кто знает, сможешь ли ты закончить ее живым...

Что может быть более гнетущим и вселяющим иррациональный страх, чем психиатрическая лечебница? Пожалуй, много чего, но сейчас речь не об этом. Тема июльского номера — безумие, и поэтому сегодня DARKER решил заглянуть именно в такое заведение. Ведь где, как не тут, можно проникнуться сумасшествием и зарядиться душевным неравновесием в достаточной мере, чтобы выдать десятков восемь материалов для нынешнего выпуска?

Я помню широкий разрез на лодыжке друга, который из последних сил гребёт к опоре. Помню патлатого крестьянина, замахнувшегося вилами на моего пса. И диковатого мужика-отшельника, который гонялся за нами, ребятнёй, по вишнёвому саду с топором. Свежий DARKER посвящён той сильной теме, когда смех и страх сплетаются воедино, порождая столь сильную субстанцию, что её должно называть жизнь. Приятного вам чёрного смеха, читатель!

Есть ли место страшнее, чем школа? Наверняка. А если вернуться на n-ное количество лет назад и подняться по бетонным ступеням главного входа? Чтобы встретиться со всеми сущностями и ловушками, с позабытыми страхами… «Кто хочет ответить?» Вступительное слово первый раз (в первый класс) держит редактор раздела литературной критики Дмитрий Костюкевич.

Приветствую, читатель! Если ты заглянул в новый номер DARKER, то значит, тебе небезразлична тематика монстров. Ещё бы! Ведь чудовища и прочие страшные и мерзкие твари – частые гости в хорроре. И без разницы, чего ты больше ждёшь от свежего выпуска нашего журнала – классических монстров или современных и оригинальных. Не переживай, мы постарались рассказать и о тех, и о других.

Ты когда-нибудь слышал термин «место силы»? Несмотря на то, что на дворе XXI век, многие люди до сих пор верят, что, побывав в определенных местах, можно оздоровиться, как минимум, духовно, а то и вовсе застарелый недуг вылечить. А если во что-то веришь, есть вероятность, что так оно и будет. А еще, как и у всякой медали, у этого явления просто обязана быть оборотная сторона. Тема этого номера – места силы со знаком «минус» или, попросту, проклятые места.

Культы, секты – странные, на самом деле, понятия: любая, даже самая крупная религия, в какой-то момент считалась сектой. И любая может однажды ей стать… Как правило, мы боимся сект – в лучшем случае, считая их мошенниками, в худшем – опасными злодеями, но есть в них что-то бесконечно притягательное. А потому и номер, который вам предстоит прочитать, вышел довольно разнообразным.

За свои пять лет в Сети DARKER успел обрасти традициями, которые не посмел бы нарушить даже Великий Ктулху — особенно, если бы пробудился наутро после новогодней ночи. И так уж повелось, что каждый январь мы обсуждаем итоги прошлого и ожидания от будущего. Первый номер в наступившем году — и семидесятый, если учитывать все предыдущие годы, — представляет главный редактор Артём Агеев, и в этом вступительном слове оценивается 2016-й и заглядывается в 2017-й.

ХХ век промчался по человечеству ураганом. Выламывал чащобы традиционных укладов. Разбивал в фарфоровую крошку тончайшие сервизы морали. Жерновами перетирал простых людей и их представления о завтрашнем дне, основанные на покрывшихся патиной представлениях о дне вчерашнем. И мы, наблюдавшие этот стремительный бег, стояли перед краем бездны, из которой сквозило дуновение века ХХI. Что нас там ждёт?

Думаю, не ошибусь, если скажу, что ты, читатель, произносил эту фразу не одну сотню раз, даже не задумываясь над ее содержанием. Конечно же, на самом деле ты не собирался никого убивать. Между тем, фраза эта является ярким проявлением твоей истинной сущности, которую в современном «цивилизованном» мире принято скрывать. Еще не так давно идея о том, что зло надлежит возвращать с процентами, была общепринятой нормой. Сегодня именно она лежит в основе большинства хоррор-сюжетов.

В современном мире игры на выживание – это шоу, в которых участникам кроме вылета ничего толком не грозит. В «Последнем герое», к примеру, необходимо выжить на острове. Хотя «выжить» здесь сильно сказано. В этом плане куда больше преуспели видеоигры, кинематограф и литература. Там герои в подобной ситуации запросто могут погибнуть. А что по другую сторону экрана? Зрителям нравится! Игры на выживание неизменно пользуются спросом, а нам только остаётся надеяться, что рано или поздно они не трансформируются в нечто более реальное.

Англоязычный хоррор издавна противопоставляется всему остальному, и в первую очередь — ужасам континентальной Европы. А между тем эта сторона света может предложить свои интересные и оригинальные страхи, порой разительно отличающиеся даже от кошмаров хотя дружественной и соседской, но всё же англоязычной Британии. DARKER отправляется в Европу, чтобы познать тему номера изнутри.

Вокруг царит эпидемия, причем не одна. Кажется, в воздухе витают целые легионы всяческих инфекций, которые постепенно превращают людей в кого им заблагорассудится. Да, судьба обошлась с человечеством жестоко: одни шмыгают носом при летней жаре, другие — уткнулись в свои экраны и ловят покемонов. Но главный редактор Артём Агеев всегда знает, куда нужно идти, чтобы найти заразу себе по вкусу.