DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в истории

Порой даже в маленьком, игрушечном на вид предмете может содержаться целый мир. Ну, или хотя бы дверь в какое-нибудь измерение. Так, одним из важнейших символов «Восставшего из ада» Клайва Баркера стала шкатулка Лемаршана, через которую открывались врата в ад. Но она была не единственным предметом, таившим секрет. Елена Ершова углубилась в тему и рассказала о самых примечательных из подобных шкатулок и ларцов.

Герберт Маллин — классический пример страдающего параноидной шизофренией, чьи бредовые идеи не просто вышли из-под контроля, но и привели к тяжким последствиям. Подумать только: считая, что спасает мир от грядущего землетрясения, он убил тринадцать человек в 1972—1973 годах. О печально известном «спасителе мира» из Калифорнии поведал Султанбек Аббасов.

Ричард Трентон Чейз. Не самое знаменитое имя даже среди знаменитых серийных убийц прошлого века. А вместе с тем именно ему, Вампиру из Сакраменто, можно отвести место одного из самых безумных и жестоких убийц своего времени. Страдавший параноидальной шизофренией и обладавший рядом других психических отклонений, он прославился тем, что пил кровь своих жертв и поедал их останки. Подробная история его деяний — читайте в безумном DARKER.

Вряд ли среди читателей DARKER есть те, кто ни разу не слышал этого имени. Ведь его обладатель, равно как и Эд Гейн, и Чарльз Мэнсон, и Тед Банди, и Джеффри Дамер, и Генри Ли Лукас — один из самых популярных американских маньяков. Он — своеобразная маргинальная икона, видный общественный деятель, озабоченный педофил, клоун-убийца Пого и ранимый художник в одном лице. Итак, встречайте Джон Уэйн Гейси, во всем своем нечеловеческом величии.

Соседский паренек оказался сущим Дьяволом. Он не был клоуном, но он ухмылялся. Ухмылялся, когда заносил нож над головой, ухмылялся, когда убивал беззащитных детей. Ухмылялся, когда кровь омыла его руки по локти. Ухмылялся, как ухмыляются демоны, когда вырываются на волю из самых потаенных уголков человеческой души… DARKER рассказывает историю Кима де Гелдера — того самого, что устроил резню в одном из бельгийских детских садов в 2009 году.

В дикой-дикой Африке, где зло нередко остается безнаказанным, безлюдные тростниковые плантации легко могут стать идеальным местом, чтобы творить там бесчинства. В 1990-х этим долгое время пользовался самый известный серийный убийца из ЮАР — Сифо Твала, жертвами которого стало не менее шестнадцати женщин. В историю он вошел как Душитель из Финикса, а сегодня — попал во внимание DARKER.

Каждый, услышав слово «секта», интуитивно понимает, о чем идет речь. Однако, если начать углубляться в проблематику, быстро понимаешь, что четкой грани между сектой и иными религиозными течениями просто нет. Также нельзя и вычленить какой-то однозначный набор признаков секты. К какой категории относились «иннокентьевцы», чье движение возникло на юге Украины в начале XX века, рассказывает Андрей Гайос.

Темно-русые волосы, затравленный взгляд под стеклами несуразных очков. Покрытое оспинами лицо — невзрачное, такое никогда не запомнишь и не выделишь в толпе. Хорошо поставленная речь — хоть диктором работай. Но за маской внешней безобидности скрыт безжалостный охотник на людей. Зовут его Роберт Хансен, и он — самый жестокий серийный убийца в истории Аляски, также известный, как Мясник-пекарь, изнасиловавший и убивший по меньшей мере 17 женщин в 1971—1983 годах.

По словам Эда и Лоррейн Уоррен, за свою жизнь они стали свидетелями проявления десятков случаев присутствия потусторонних сил в нашем мире, а после написали об этом несколько книг и прочитали множество лекций в США и за их пределами. В этой статье речь пойдет о четырех самых пугающих случаях из их практики, послуживших основой для создания блокбастеров «Заклятие» и «Заклятие 2».

Из всех видов спорта, что были придуманы человеком, самым кровавым и по сей день остаются бои гладиаторов. Никакие ММА и прочие бои «без правил» не сравнятся по зрелищности и жестокости с munera gladiatoria — видом спорта, где от взмаха меча и настроения толпы зависит жизнь спортсменов. О беспощадных игрищах древних римлян рассказал Александр Ульянов.

Доктор, врач, эскулап. Называть можно как угодно, но смысл всегда прост и понятен. Этот человек дает пусть символичную, но все же клятву Гиппократа. «Не навреди», — говорится там. Но Зигмунд Рашер, если и давал подобные клятвы, то частицу «не» намеренно пропускал. А то, что он вытворял с людьми, нельзя назвать просто вредом. Доктор Рашер дарил людям боль, мучения и неминуемую гибель.

Эпидемия — это не всегда вирус, который удачно мутировал и теперь косит беззащитных людишек направо и налево. В истории есть немало примеров эпидемий психических, когда огромное количество людей подвергалось одним и тем же психозам, галлюцинациям и прочим душевным недугам. Достаточно вспомнить звероодержимость, самобичевания, пляску святого Витта, крестовые походы детей… Об этих примечательных явлениях и рассказывает Александр Ульянов.

Выжить. Одна мысль на десятерых человек, запертых в десятом кругу ада. Толстые стены не дадут вырваться крикам наружу. Решетки на окнах не выпустят из заточения. Двери не пробить и тараном. Остается лишь плутать по темным коридорам, в надежде выбраться… Такими были последние часы жизни многочисленных жертв Эйч Эйч Холмса, хозяина чикагского Замка убийств и первого официально зарегистрированного серийного убийцы Америки.

Голова после удара болит, словно череп раскололи надвое. Глаза накрыты саваном темноты — ничего не разглядишь, как ни старайся. Запах гнили бьет в нос, точно кулак тяжеловеса. От воды, где по колено стоит несчастная девушка, поднимается аромат крови. Кто-то рассекает мутную гладь совсем неподалеку. Бежать некуда — ноги окоченели, страх сковал тело цепями. На мгновение в глазах проясняется — но лучше бы не видеть этих раскрытых челюстей… DARKER вспоминает историю одного из самых известных серийных убийц американского Юга — Джо Болла.

Очередного бедолагу, уличенного в ереси, волокут за ноги по холодному полу. В застенках темницы его ждет незавидная участь. Смазанные жиром колья ждут содомитов, раскаленные докрасна металлические ложа — блудниц. Вокруг дубовых столов с колодками никогда не высыхают лужи крови. В углу стоят кузнечный молот и двуручная пила, громилы в красных колпаках точат лезвия топоров и мечей — скоро для них найдется работенка… Султанбек Аббасов совершил экскурс в историю пыток и казней, заодно развенчав ряд заблуждений на эту тему.

Испокон веков человечество тянуло к загадочному, мистическому и необъяснимому. Следуя своей природе, ему необходимо было раскрыть все тайны и загадки, сбросить все завесы, какие бы секреты они ни скрывали. Неизвестность и неопределенность загробной жизни не стала исключением. Все, связанное со смертью и потусторонним миром, вызывало и продолжает вызывать страх и неподдельный интерес по сей день. Ирина Кукушкина рассказала о таком модном в начале прошлого века явлении, как спиритизм.

Големы и гомункулы — роботы и клоны Средневековья. И если роботами и клонами занимаются робототехника и генная инженерия, то за големов и гомункулов бралась алхимия. Сегодня старинные способы создания искусственных людей и древние предания о них кажутся забавными, но от этого данная тема не становится менее любопытной.

Благодаря развитию технологий и новым открытиям в науке медицина нашего века шагнула далеко вперед. Но несмотря на это, миллионы людей побаиваются обращаться за помощью в медицинские учреждения. Но если вспомнить, что творилось в сфере медицины каких-то пару сотен лет назад, становится не так уж страшно. Старинным методам врачевания ужасалась Ирина Кукушкина.

Ильза Кох. Как много заключено в этих словах. Женское лицо фашизма — это не Ева Браун, спутница Адика, Алоизова сына. Женское лицо фашизма — это женщина с куда более активной позицией. Ее кровожадность приводила в ужас даже на фоне всех прочих изуверств нацистского режима. Печально известной фрау Абажур, Бухенвальдской ведьме и волчице СС в одном лице посвящена статья Айка Варданяна.

Какими бы впечатляющими ни были литературные произведения вместе с их не менее впечатляющими персонажами, все они так или иначе основаны на реальных событиях, хорошо или не очень подведенных под художественные рамки. Иначе и не бывает, сколь фантастичным бы ни было произведение. Так уж случилось, что прототипом многих колоритных злодеев кино и литературы, таких как Фу Манчу, Катулос и многих других, был некий Муканна, прослывший легендой ещё при жизни.