DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТИЕ ЗОВ МОГИЛЫ

Некогда грустить, спасаться надо!

Последний день на Земле / Ku bei

Тайвань, 2021

Жанр: ужасы

Режиссер: Роб Джаббаз

Сценарий: Роб Джаббаз

В ролях: Берант Чжу, Реджина Лэй, Эмерсон Цай, Чэнь Инжуй

Похожие фильмы:

  • «Поезд в Пусан» (2016)
  • «Судороги» (1975)

Бывает, отечественные локализаторы придумывают такие названия, что необходимо потратить абзац на развенчивание ложных ожиданий. Изначально тайванский хоррор «Ku bei» (2021) в год своего выхода фигурировал в России как «Грусть». Но для официального релиза прокатчики посчитали точный перевод недостаточно завлекательным и нарекли картину пафосно: «Последний день на Земле». А истина в том, что кино совсем не об этом. Так можно обозвать практически любой зомби-фильм просто потому, что эпидемия бешенства в конечном итоге способна угробить мир. По факту же кровавое месиво Роба Джаббаза – романтическая история, пусть и в вопиюще-зверском исполнении.

Вообще, как говорит режиссер, он черпал вдохновение из комикса Гарта Энниса «Крестоносцы», что формально снимает с Джаббаза вопросы от тех, кто «в теме». Робу понравилась дикая графическая жесть про условных «ходячих мертвецов», и он перенес собственные впечатления на экран. Иначе говоря, можно не пытать творца а-ля «а что же ты хотел всем этим сказать?». Джаббаз просто снял кино в идентичной оригиналу стилистике, не парясь по поводу глубокомысленной смысловой нагрузки, а от души наслаждаясь смачной мясорубкой, практически без ограничений. Другой вопрос, что большинство зрителей могут об этом не знать и невольно будут сравнивать «Последний день…» с чем-то схожим и искать возможное второе дно.

Вообще, за последние годы, смотря любой новый фильм про эпидемию, подразумеваешь ковид. Неважно даже, похоже сколь-нибудь экранное действо на коронавирусные злоключения человечества или нет. И это одновременно работает как «за», так и «против» проекта. С одной стороны, кино «как бы» на злобу дня, автоматически привлекающее внимание. А с другой стороны, вызывающее причитания у отдельных зрителей по этой же причине («опять про вирус, ну сколько можно уже?!»). При этом занятно, что кино снималось в условиях ковидных ограничений, что, конечно, обеспечивало определенное созвучие вымысла и реальности. Но наиболее интересный референс смогут разглядеть продвинутые знатоки хоррора. Учитывая, что в «Последнем дне…» зараженные жаждут не только убийств, но и секса, причем последнего даже в большей степени, напрашивается прямая аналогия с «Судорогами» Дэвида Кроненберга. Именно в этом подзабытом фильме 1970-х заболевших обуревали явно половые наклонности, чем они и отличались от привычных плотоядных зомбаков, моду на которых задал Джордж Ромеро. А Джаббаз в своем кино объединил все плохие наклонности: насилие, изнасилования и каннибализм (фактически – как один из способов насилия).

Фильм рассказывает о дне внезапной мутации вируса, когда множество «слегка простуженных» по щелчку пальца превращаются в похотливых отморозков. Данное обострение застает главных героев в разных местах. Джим становится свидетелем внезапного безумия в кафе, а Кэт – в вагоне метро. Теперь влюбленным крайне сложно воссоединиться, ведь на их пути толпы обезумевших больных.

Если оставить в стороне неочевидный для широких масс комикс-первоисточник и ленту Кроненберга, то первое из недавнего, что будет приходить в голову, это «Поезд в Пусан». Обе картины родом из Азии, с условно схожим концептом и даже с железнодорожным составом, пусть в «Последнем дне…» это лишь один из эпизодов и в подземной локации. При этом мировой мегахит Ён Сан-хо драматически превосходит фильм Роба Джаббаза. В «Поезде в Пусан» щемящая душу история отношений отца и маленькой дочери, а в «Последнем дне…» – куда менее глубокий и эмоционально цепляющий рассказ о романтической связи двух молодых людей. В нем нет всепобеждающей мотивации «Я за тебя умру!», что подтвердит финальная сцена. Здесь герои страшно напуганы, и стремление к «второй половинке» – единственная спасительная соломинка в творящемся кровавом хаосе. В сценарии вынесены за скобки какие-либо другие близкие люди (можно даже предположить, что влюбленные – бывшие детдомовцы), и герои тянутся друг к другу, ибо больше не к кому. Вот на таком уровне реализована «человеческая» составляющая фильма, хотя, положа руку на сердце, снято кино не ради этого.

Бойня, возведенная в абсолют, – вот что главное в «Последнем дне на Земле». Сказать, что «картина содержит жестокие сцены», значит ничего не сказать. Натуралистичность здесь просто взрывает мозг, когда… ну разве что буквального порно нет. А вот по части насилия – это просто смакование всевозможных увечий, с крупными и длинными планами. Возможно, Джаббаз подспудно хотел создать «самый жестокий фильм» и, как минимум, скорее всего попал в сотню таковых за всю историю кинематографа. Причем вишенкой на торте стал «очаровательный» эпизод с объявлением Чрезвычайного Положения по телевизору. Это уже не только кромешный ужас, но и сатира, отлично вписавшаяся в контекст общего повествования.

В финале нам, вопреки локализованному названию, оставляют некую надежду для человечества, но выворачивают наизнанку эту самую «любовь», ради которой герои всеми силами не опускали руки. Сцена у решетки, возможно, также станет подражательным примером для отдельных кинематографистов, но не она в первую очередь остается в памяти. Кровь и истерзанная плоть – вот художественный локомотив. И его гул будет еще долго звучать в головах особо впечатлительных зрителей.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)