DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Чудище обло, огромно, стозевно…

Из России с ужасами: Кайдзю-хоррор (антология)

Составитель: Олег Хасанов

Авторы: Дмитрий Костюкевич, Максим Кабир, Илья Пивоваров, Андрей Миллер, Юлия Саймоназари, Феликс Кривенцов, Александр Лебедев, Владимир Чубуков, Артем Сидоров, Александр Подольский, Андрей Миля, Дарья Странник

Жанр: хоррор, мистика, фантастика, постапокалипсис, сатира

Издательство: Хоррорскоп

Год издания: 2021

Похожие произведения:

  • «13 монстров» (антология)
  • «Монстры» (антология)
  • Кайдзю — термин, некогда знакомый лишь поклонникам японского кинематографа, — после нескольких голливудских «Годзилл» и особенно «Тихоокеанского рубежа» дель Торо стал известен практически каждому поклоннику массовой культуры.

    Но в хорроре кайдзю — гость нечастый. И это вполне логично: да, чудовище невероятных размеров ужасно, но только в той же степени, насколько ужасны извергающийся вулкан, набегающее на густозаселенный берег цунами или разрушительный смерч. Сила стихии безразлична к людям, да и Годзилла вряд ли обращает внимание на суетящуюся под ногами мелочь. Так что навскидку вспоминается лишь «Монстро» Джей Джей Абрамса. Можно ли считать кайдзю-хоррором «Туман» Стивена Кинга (и экранизацию Фрэнка Дарабонта), учитывая эпизодическое появление гигантского существа? Попадает ли под определение кайдзю Левиафан из «Рыбака» Джона Лэнгана? А можно ли хотя бы формально причислить к кайдзю Дагона и Ктулху? Сложно, однако!

    С учетом этого выход сборника русскоязычных авторов «Из России с ужасами: Кайдзю-хоррор» — несомненно, событие знаковое и требующее внимания. Под простой, но эффектной обложкой (со Спасской башней на фоне головы глубоководного удильщика) разместились двенадцать рассказов, заботливо отобранных Олегом Хасановым. Оценивать антологии всегда сложно: разные авторы, разные стили, разный уровень мастерства. Объединяет их одно — огромные и очень огромные чудовища. На любой вкус и цвет.

    Что ж, познакомимся с ними поближе. А лучше — отойдем подальше, ведь большое видится издалека.

    Самое крупное и, пожалуй, самое пугающее произведение сборника — «Эске» Максима Кабира. Вообще, фамилия Кабир над названием рассказа — почти всегда гарантия качества. Перед читателем разворачивается история, происходящая в заполярном поселке на побережье Карского моря близ Дудинки. На дворе ноябрь, близятся арктические морозы и тьма полярной ночи. В поселке вдруг начинают пропадать люди, а в один из дней взорам жителей вдруг открывается жуткое Нечто размером с многоэтажку, отдаленно напоминающее непропорционального, уродливого человека с руками-щупальцами, теряющимися в низких облаках… До поры до времени Нечто просто стоит, и жители поселка даже начинают привыкать к его присутствию, но затем приходит смерть… Рассказ хорош практически всем: построением сюжета, атмосферой, оригинальностью локации — согласитесь, описать Заполярье так, чтобы читатель поверил и проникся спецификой жизни на Русском Севере, это отнюдь не то же самое, что выбрать в качестве места действия спальный район Москвы или провинциальный город средней полосы! Повествование умело переходит от одного персонажа к другому, постепенно раскрывая перед читателем атмосферу нарастающего ужаса и неизбежность чудовищной развязки. Финал рассказа — традиционный для хоррора (вы же помните, что настоящего монстра нельзя победить?), но без каких-либо неожиданностей. И это, пожалуй, единственный небольшой недостаток «Эске».

    Илья Пивоваров («В тени Проглота») совмещает хоррор с постапокалиптикой. История о группе людей, пытающихся выжить в Петербурге, оккупированном таинственным нечто, строящим себя из человеческих тел, на первый взгляд заканчивается трагично, но в финале автор переворачивает ситуацию с ног на голову и заставляет посмотреть на случившееся совсем по-другому. Читатели, знакомые с творчеством Питера Уоттса, наверняка увидят сходство с его «Ничтожествами» (The Things), но это обстоятельство ничуть не умаляет достоинств рассказа.

    А любители ужасов старой школы наверняка оценят «У костра» Дарьи Странник. Набор ингредиентов, проверенный временем: столкновение главного героя с чем-то страшным и, на первый взгляд, совершенно невероятным, ночь у костра в компании городских бездомных, попытки понять происходящее, финал — такой, какой должен быть у олдскульного хоррора. И пусть идея о хищниках, мимикрирующих под привычные вещи с целью поживиться человеческим мясом, отнюдь не нова (например, у Станислава Лема что-то подобное есть в рассказе «Спасем космос. Открытое письмо Ийона Тихого»), в произведении Дарьи Странник она получает достойное воплощение. Возможно, что в процессе чтения кого-то немного покоробит от правильной литературной речи некоторых персонажей. Но не торопитесь морщиться и восклицать, мол, люди так не говорят. Дочитайте до конца — возможно, это тоже часть авторского замысла.

    Название рассказа Александра Лебедева «Колоб» уже намекает, что речь пойдет о чем-то большом, круглом и страшном — о воплощении древнего демона, строящем тело из человеческих костей. По большому счету рассказ не пугает: большая часть повествования ведется от лица Президента, находящегося до поры до времени в относительной безопасности на борту вертолета. Причины появления демона в нашем мире и его мотивы могут показаться слегка надуманными, но все это лишь для того, чтобы в конце поставить читателя перед этической проблемой: ВСЕ ли средства хороши, даже если на чаше весов — жизни россиян, а возможно, и всех людей мира?

    «Мексиканец» Андрея Миллера — рассказ, который также можно отнести к жанру ужасов лишь весьма условно. Согласитесь, сложно бояться мексиканца (да-да, самого настоящего — усатого и в сомбреро!), даже если он чудовищного роста, вышел из океана, подобно Зверю «Апокалипсиса», и идет крушить Вашингтон! Здесь важнее другое: обращение к социально-политической проблематике и оригинальность построения сюжета, в общую ткань которого вплетены выдержки из несуществующих книг. Вы наверняка это оцените, даже если особенности американской миграционной политики вам малоинтересны и вы не грезите картинами экономического краха Соединенных Штатов.

    А вот «Кладбище плохих детей» Владимира Чубукова — это вообще не хоррор, а сатира, обильно приправленная черным юмором, тошнотворная и едкая. Представьте Президента России, все желания которого, оформленные в виде соответствующих указов, воплощаются буквально. А Президент-то — тот еще фантазер!.. Сюжет раскрывать не будем, скажем лишь, что рассказ получился гротескный — на грани трэша, язвительно-веселый и про зомби. Вызывает ассоциации с «Живой мертвечиной» Питера Джексона и «Холмами, городами» Клайва Баркера. Такие вещи всегда украшают любые сборники, разбавляя общую мрачность прочих опусов.

    Что касается остальных рассказов, то они не хуже, но, может, немного проще. У Дмитрия Костюкевича огромные, как орлы «Властелина колец», чайки терроризируют пляж на побережье Балтийского моря в лучших традициях хичкоковских «Птиц». В «Августе» Юлии Самойназари из недр земли выползают самые настоящие драконы, устроив форменный апокалипсис. Лавкрафтианский «Зверь из Белого моря» Феликса Кривенцова показывает читателям пришествие некоего древнего божества, подобного Дагону. Кайдзю Артема Сидорова («Дракон и его сокровища») — колоссальные древние ящеры, которых на планете, оказывается, множество и которые до поры до времени мирно спят. Вот только ящеры эти особенные — золотоносные. В буквальном смысле. В «Падающих звездах» Андрея Мили перед читателями разворачивается грандиозная картина противостояния ангелов, полем битвы которым служат не Небеса, а город Курск. Наконец, Александр Подольский ткет полотно истории о пятилетней девочке, забытой в свой день рождения и прошедшей через поразительную метаморфозу.

    Вот так. Впрочем, было бы неправильным говорить о достоинствах сборника, не упомянув недостатки. Они есть, но носят весьма субъективный характер.

    Во-первых, для книги, в названии которой есть слово «хоррор», этого самого хоррора маловато. Неприятное чувство, похожее на страх, пробуждают рассказы Костюкевича, Кабира, Пивоварова и Странник. «Мексиканец» и «Кладбище плохих детей» вообще нельзя отнести к ужасам. Остальные могут похвалиться сюжетами, атмосферой и стилем, но не пугают.

    Во-вторых, многие авторы вставили в свои рассказы хотя бы по одной «мясной» сцене. Но, положа руку на сердце, признаемся себе, что размотанные по земле кишки уже и в кино-то особо не пугают, а в литературе и подавно!

    В-третьих, читая произведение, сюжет которого крутится вокруг гигантского монстра, хочется узнать историю его появления. Хотя бы намек: демон или ангел, древнее божество, доисторическое животное, мутант и т.п. Да-да, возможны возражения, что «чем непонятнее — тем страшней». Однако читая о чем-то большом, чешуйчатом и крылатом, вылезшем из-под земли, хочется знать, откуда оно, чешуйчатое и крылатое, там, под землей, взялось. Чистый же иррационализм пока удается только Томасу Лиготти.

    Итак, подведем итоги.

    Сборник уникален. Уникальна тематика, ибо доселе никто не собирал под одной обложкой рассказы именно о кайдзю. Уникален авторским составом, ибо каждый рассказ по-своему хорош и в каждом чувствуется подлинное мастерство автора. Уникален, ибо издание второго такого сборника не планируется. Этих аргументов вполне достаточно, чтобы книга стояла на полке каждого поклонника жанра.


    Примечание:

    «Чудище обло, огромно, стозевно…» — отрывок из поэмы В. К. Тредиаковского «Телемахида» (1766). На современный язык переводится как «чудище тучное, огромное, со ста пастями».

    Комментариев: 1 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)

    • 1 Илья Пивоваров 22-03-2021 09:32

      "Во-первых, для книги, в названии которой есть слово «хоррор», этого самого хоррора маловато".

      Замечу, что одним из условий отбора было "приветствуется много экшена и юмора". Так что справились с заданием Чубуков, Миля и Костюкевич, у которых как раз-таки экшена и юмора хоть отбавляй.

      Учитываю...