DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТИЕ ЗОВ МОГИЛЫ

Дьявол в зале суда

Шесть демонов Эмили Роуз / The Exorcism of Emily Rose

США, 2005

Жанр: мистический триллер, судебная драма

Режиссер: Скотт Дерриксон

Сценарий: Пол Харрис Бордман, Скотт Дерриксон

В ролях: Лора Линни, Том Уилкинсон, Кэмпбелл Скотт, Дженнифер Карпентер, Колм Фиоре

Похожие фильмы:

  • «Изгоняющий дьявола» (1973)
  • «Одержимый дьяволом» (2000)

Титр «основано на реальных событиях» используют в целях создания иллюзии реальности как минимум со времен шедевра Тоуба Хупера «Техасская резня бензопилой», где режиссер также снял в жанре мокьюментари пролог и эпилог. Однако в случае с фильмом Скотта Дерриксона «Шесть демонов Эмили Роуз» он не врет. Лента является экранизацией книги антрополога Фелиситас Гудман, в которой описывается якобы имевшая место одержимость немецкой девушки Аннелизы Михель (1952 – 1976). Спровоцированный ее гибелью после многомесячных обрядов экзорцизма судебный процесс лег в основу как книги Гудман, так и фильма Дерриксона.

Автор «Шести демонов Эмили Роуз» дебютировал в кино достаточно поздно. В возрасте 34 лет он написал сценарий к сиквелу иронического слэшера «Городские легенды» и поставил пятую часть «Восставшего из ада». Уже его режиссерский дебют свидетельствовал об оригинальном мышлении. Дерриксон полностью переработал всю мифологию Клайва Баркера (его сиквел был первым фильмом, в котором не принимал участие знаменитый английский хоррормейкер) и сделал упор на психологию и сюрреализм. Образно говоря, под его руководством франшиза от художественного сплаттера ушла в пространство таких галлюциногенных картин, как «Сердце ангела» и «Лестница Иакова».

Уже в «Изгоняющем дьявола» была заметна попытка поговорить с научной точки зрения об одержимости, представить ее не просто как страшилку, но как общественную проблему. Действительно ли есть потусторонний мир, который иногда пересекается с нашим, или же все случаи одержимости вполне объяснимы с медицинской точки зрения? Созданный во времена расцвета сатанинской тематики в американском кино (что во многом было обусловлено как художественным и коммерческим успехом «Ребенка Розмари», так и интересом людей, прежде всего контркультурной молодежи, к оккультизму), «Изгоняющий дьявола» резко выделялся не только блестяще снятыми мистическими сценами, но и ориентацией режиссера не на эксплуатацию страха человека перед потусторонним, а на серьезный анализ соотношения веры и науки в современном мире. Можно ли вообще верить в демонов, если все чудеса моментально разоблачаются учеными, а подтверждение существования потустороннего мира коренится в так называемых серых зонах — событиях, либо пока не получивших научного объяснения, либо прямо имеющих мифологический характер, вроде советского «стояния Зои». Сиквел Джона Бурмена продолжил серьезную линию ленты Уильяма Фридкина, а в 2000 году на телевидении вышла подзабытая экранизация книги Томаса Б. Аллена «Одержимый дьяволом», хронологически описывающая обряд экзорцизма.

Фильм Скотта Дерриксона «Шесть демонов Эмили Роуз», с одной стороны, продолжил цикл «серьезных» хорроров об одержимости, а с другой стороны — усилил социально-общественный аспект этого распространенного сюжета. Для этой цели режиссер воспользовался жанром судебной драмы, дающим возможность осветить столкновение полярных мнений вокруг какой-либо общественно значимой проблемы.

Режиссер начинает повествование с эпизода, происходящего уже после смерти Эмили Роуз, и в дальнейшем всю мистику использует дозированно, в качестве иллюстрации рассказов свидетелей, а также самого обвиняемого, отца Мора. Такой прием позволяет сделать одержимость предметом спора и представить разные точки зрения — медицины, антропологии и просто рационализма. Не вызывает сомнений, что сама Эмили верила, что одержима, и что в это же верили ее родители и отец Мор. Однако существует ли одержимость на самом деле или в действительности девушку погубил отказ от приема медицинского препарата?

Адвокат Эрин Брунер, ведущая дело (ее достоверно играет серьезная актриса Лора Линни), подходит к защите отца Мора весьма прагматически. Она не очень-то верит в сверхъестественные силы, а потому строит линию защиты на постулате, что медицина была не в состоянии помочь Эмили, поэтому ее семья обратилась за помощью к Церкви. Однако в жизни самой Эрин также начинают происходить странные вещи, которые при желании все равно можно счесть игрой разума. Режиссер по минимуму использует спецэффекты и отказывается от каких-либо скримеров или кровавых сцен. Вместо этого постановщик дает зрителю простор для фантазии, показывая в случае с Эрин Брунер лишь тени в ее квартире, а чаще не показывая ничего и таким образом изящно обманывая зрителя в его ожиданиях паранормальной активности.

Тем не менее лента все равно попала в список Чикагской ассоциации кинокритиков как самый страшный фильм. Ведь режиссер оригинально оперирует вероятностями, пугает предположениями и заставляет не только поспешно взявшегося за процесс из корыстных побуждений адвоката, но и зрителя сомневаться в реалистической картине мира. Постановщик не говорит о том, что Церковь всегда права. Наоборот, устами прокурора он обличает Церковь за множество сожженных на костре одержимых, которые, вполне возможно, были психически больными людьми. Достаточно вспомнить жуткие кадры с больной сестрой главной героини в классической экранизации «Кладбища домашних животных» — ее ведь тоже можно счесть одержимой при желании. Да и современная Церковь в лице епархии не стремится отстаивать свои догматы в суде, а беспокоится лишь о том, как бы отец Мор не наговорил лишнего и тем самым не бросил на нее тень. Для епархии Эмили Роуз — очевидная обуза, угроза репутации, ведь разрешение на экзорцизм дал епископ. Но и для суда молодая девушка — лишь повод в очередной раз установить верховенство закона. Ее душа никому не интересна, и лишь отец Мор старается рассказать ее историю, дать возможность присяжным посмотреть на мир ее глазами.

Скотт Дерриксон оставляет без визуального отображения явление Эмили Девы Марии и появление у нее стигматов. Дело ведь не в том, святая Эмили Роуз или нет. Она прежде всего человек, который верил в свою одержимость, не чувствовал помощи медицины, а потому добровольно отверг ее. Можно ли судить отца Мора за то, что он как священник до конца исполнял пастырский долг и даже долгое время скрывал присутствие при обряде экзорцизма врача, так как тот не хотел внимания к себе? И что первично в судебном разбирательстве — строгое следование букве закона, универсального для всех, или же мотивы и убеждения людей, то есть то, что сложно поддается беспристрастному анализу?

Суд в американском кино часто изображается как место, где можно точно установить истину. Но что, если правда не может быть объективной, очевидной для всех людей? Ведь убежденность прокурора и экспертов в том, что ничего сверхъестественного нет, тоже проистекает из веры в торжество науки, которая якобы открыла все тайны бытия. Скотт Дерриксон, воспользовавшись мистическим материалом, снял драму о сомнении как веском основании для оправдания человека. Ведь если рационалист, каким является Эрин Брунер, столкнувшись с тем, что не поддается простому объяснению, усомнилась в том, что демонов не бывает, то и суд не должен наказывать отца Мора только за то, что он искренне хотел помочь Эмили и делал для этого все, что мог.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)