Advertisement

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Под светом темных звезд

Лучшее. Страшное. Дрожь (антология)

Составитель: Парфенов М. С.

Жанр: хоррор

Издательство: АСТ

Серия: Самая страшная книга

Год издания: 2021

Похожие произведения:

Было бы банально сравнить серию «Самая страшная книга» с локомотивом русских ужасов, упрямо и безудержно рвущимся вперед. Она уже давно не ограничивается узкой колеей межавторского сборника. В 2018-м в ней публиковались дебютные романы Максима Кабира и Дарьи Бобылевой, в прошедшем 2020-м — авторский сборник Олега Кожина «Зверинец», в текущем 2021-м — «Восхищение» Александра Матюхина. Всего пара лет прошла с выхода новеллизаций по фильмам «Пиковая Дама. Зазеркалье» и «Рассвет», как уже не за горами первые адаптации рассказов из ССК для веб-сериала «Не бойся».

Словом, серия ССК ширится, эволюционирует. В предисловии к антологии «Лучшее. Страшное. Дрожь» редактор-составитель М.С. Парфенов метко окрестил ССК «Вселенной русского хоррора». Пугающая, полная неизведанных возможностей, с плеядой ярких звезд — за последние четыре года в нее влились такие таланты, как Герман Шендеров, Оксана Ветловская, Богдан Гонтарь, Дмитрий Козлов. Никогда не пропадали надолго и первопроходцы «темной волны», которые год от года возвращаются с еще более будоражащими историями.

Вторая «антология антологий» «Лучшее. Страшное. Дрожь» — это волнующее погружение в безжалостные и кошмарные миры, окно в которые приоткрывают атмосферные черно-белые иллюстрации Алексея Провоторова. Не робейте, перелистните страницу — и в путь, под светом темных звезд.

Дмитрий Тихонов «Корабль живых»

Узнав, что сестра тайком перебралась в глухое поселение христоверов под Тверью, Павел Гаев без раздумий бросается по ее следу. Даром что за ним увязался непутевый муж Зины, по вине которого девушка пережила выкидыш. Тот, конечно, редкостная сволочь, лгун и распутник, но ничего — встанет на подмогу или отвлечет на себя внимание, если сектанты вздумают препятствовать.

«Корабль живых» захватывает, как мрачный и жестокий триллер, и одновременно углубляется в проблематику греха и отрешения от него. Городские жители сталкиваются с тем, что в их глазах выглядит варварством и надругательством, но так ли все однозначно? Ведь именно плотские желания мужа погубили любовь, а затем и брак Зины, едва не свели ее в могилу. Кроме острого идейного наполнения, рассказ хорош тем, что отполирован стилистически: и авторская речь, и диалоги прекрасно вписываются в сеттинг поздней царской России.

Герман Шендеров «Виртуальная машина»

В попытке вырасти в глазах своей девушки программист Саша сгоряча поспорил с задирой-боссом, что проникнет в Тихий Дом. Это мифическое место лежит в недрах Глубокой сети, а знания, которые оно таит, всеобъемлющи. Всё, что было, есть и будет, откроется тому, кто заглянет в Тихий Дом. Вот только безопасного пути туда никто не гарантирует.

«Виртуальная машина» — неприкрытое признание Шендерова в любви интернет-фольклору и мифам Даркнета. Здесь произвольная цитата из Библии, переведенная в команду C++, ведет на страницы с психоделическим калейдоскопом сцен смерти, пыток и извращений. Цифровые «сирены» насылают морок, а запутанный лабиринт из URL-адресов охраняет собственный минотавр. Чем ближе разгадка тайны Тихого Дома, тем кошмарнее выглядит изнанка виртуального мира. Финал и вовсе наводит на мысли, что счастье в неведении.

Алан Кранк «Зов высокой травы»

Группа друзей-биологов замахнулась на серьезное открытие. Исследование теломеров ДНК с целью «отключить» механизм старения вывело их на след самого Творца. Вот только Бог ясно дает понять, что не хочет, чтобы его обнаружили. И методы убеждения у него далеко не миролюбивые. После необъяснимого самоубийства коллеги прагматичный и целеустремленный Андрей замечает, что кто-то тайком хозяйничает на участке рядом с домом. И, что еще страшнее, обнаруживает необъяснимые перемены в себе...

В «Зове высокой травы» Кранк рисует образцовый лавкрафтианский хоррор, планомерно подбрасывая смутные и зловещие предзнаменования. Позиция Андрея как самоуверенного скептика дает слабину. Чем ближе точка невозврата — тем сильнее паника. Удачная находка автора: оставить часть случившегося с главным героем и второстепенными персонажами в тени, что хорошо сочетается с образом скрытного зла.

Богдан Гонтарь «Висельник и ведьма»

Опальный воевода Ивар Висельник сослан в отдаленный острог, чтобы расправиться с погубившей местное население ведьмой. Своего рода наказание за то, что запятнал себя кровью невинных, когда загонял в огненную западню другое отродье Подземья. Но в этот раз дело подвернулось не из простых — тварь нужно прикончить в ее же логове.

В короткий рассказ уместился проработанный вымышленный мир со своими колоритом и устоями. Он, как и положено дарк-фэнтези, суров, полон несправедливости и обреченности. Ивар, образцовый антигерой, вписан в него как влитой: он не сомневается и не отступает, а за победу над злом готов рассчитаться не только своей жизнью. Что, впрочем, не мешает ему твердо верить в искупление после смерти и подбадривать компаньона. Чтобы было ради чего жить и умирать.

Оксана Ветловская «Земля медузы»

Родион думал, что вытащил выигрышный билет, перебравшись в Москву из чахнущего военного поселка на Курильских островах. Но смерть пациентки по его недосмотру вмиг поставила крест на карьере и счастливой жизни. Чтобы сбежать от придавившей безысходности и назревающей нищеты, он соглашается сопроводить столичного фотокорреспондента на свою малую родину.

Фотографируя нутро заброшенных трехэтажек, мужчины подмечают необъяснимое. Если остроконечные каменные наросты на стенах еще можно списать на странные отложения солей, то как объяснить, что вместо дверей у некоторых квартир теперь узкие щели и квадратные лазы на уровне пола? Масла в огонь подливает и местный фельдшер, который кивает в сторону каких-то «новых жильцов», поселившихся в заброшках.

«Земля медузы» пронизана густой атмосферой запустения, которая передана через унылый облик поселка, серый быт персонажей и их равнодушное восприятие действительности. Из местных и Родиона выветрились стремления и надежды. В них только пустота, но голоса извне обещают им спасение от нее. К сожалению, стоит этой мысли раскрыться, как рассказ спешно заканчивается. Спорное завершение, но если вспомнить, что главный герой родился как раз в шторм, то концовка выглядит своеобразным рефреном.

Анатолий Уманский «Гран-Гиньоль»

Пленный «беляк» вспоминает, как десять лет назад в его городишке гостил заезжий театр ужасов. Тогда он, еще совсем мальчишка, впервые увидел кровь жертвы и злорадство палача. Приму театралов, мадемуазель Безымянную, каждый вечер по-новому насиловали и истязали на сцене. Но стоило предоставлению окончиться, как актриса выходила к зрителям улыбающейся и невредимой.

У парня возникает мысль, что за шоу кроется откровенная дьявольщина. А тут еще горожане как с цепи сорвались: избивают и калечат всех, кто под руку подвернется. Даже родного дядьку рассказчика теперь не узнать — из добродушного увальня он превратился в озлобленную пьянь.

Ужасы гражданской войны — скорее довесок, подытоживающий путь героя. Основная история насыщена гремучим коктейлем эмоций (растерянность, стыд, вожделение, гнев) и зрелищем изувеченной плоти. За развитием сюжета следить интересно, но это заслуга динамичного развития ситуаций, остроты отдельных сцен и лора. Персонажи, винтики истории, все на своем месте и мерно вращают маховик сюжета. Центральная идея — желание жить, оградиться от всего, что причиняет боль, в том числе от чувства вины.

Сергей Цветков «Домофон»

Следователь Ерохина сбита с толку случаем самоубийства при странных обстоятельствах. Покойник не просто свел счеты с жизнью — он методично освежевал свое предплечье. Еще большую сумятицу вносит диктофонная запись — домофонный разговор покойного с ночным визитером.

«Домофон» радует необычным взглядом на историю о призраках. Губительная потусторонняя сила манипулирует живыми, питаясь их болью и сожалением. Бонус: стройные и естественные диалоги, непредсказуемый поворот перед развязкой.

Дмитрий Костюкевич «Дрожь»

В отстраиваемом после землетрясения 1966 года Ташкенте местные ребята Радик и Элер ухаживают за девушками из бригады строителей-добровольцев. Казалось бы, что может помешать счастью? Но в пустотах под землей затаилось нечто и пристально наблюдает за людьми на поверхности. Оно чувствует их страхи и тайные желания, жаждет подчинить их разум.

У Костюкевича получилась невероятно цепляющая и трепетная история. События проживаются вместе с героями: читатель полностью примеряет на себя их эмоции и образ мыслей. Это даже иронично, если учесть, что перед нами некая интерпретация сюжета о «вторжении похитителей тел».

Юрий Погуляй «Вешки»

Стиснув зубы, Игорь и Тоша пробираются сквозь свирепую бурю к седловине горного перевала. Альтернативы нет — наверху, под ледяным ветром, ждут друзья. Но на полпути Игорь вынужден в спешке разбить палатку. В обнимку с продрогшим Тошей он проваливается в забытье. Из недолгого сна выдергивает осторожное цоканье рядом с тентом и неестественный, передразнивающий голос…

«Вешки» не дают расслабиться. Здесь и отчаянная борьба за жизнь в урагане, и встреча с невиданной тварью, и томительное ожидание развязки. Рассказ выделяется на фоне других пристальной проработки деталей и предметным описанием походного быта. Автор побывал в схожей ситуации, едва не закончившейся фатально, и знает, о чем пишет.

Максим Кабир «Ползущий»

В отдаленный регион пустыни Гоби прибывают супруги-палеонтологи. В отношениях пары откровенный разлад. Но работа на первом месте, и рабочий быт постепенно затягивает исследователей. К тому же обстановку разряжает гостеприимный проводник Болд. Однажды он упоминает о местной легенде — гигантском песчаном черве олгой-хорхое.

В 1922 году реальной экспедиции американского естествоиспытателя Роя Эндрюса не удалось доказать существование олгой-хорхоя, а вот в рассказе «Ползущий» читателя ждет шокирующее открытие. К нему Кабир подводит со знанием дела, пустив в ход образы и метафоры, расщепление перспективы.

Дмитрий Козлов «Вызов»

Размеренный ночной ритм реанимационного отделения нарушает новый «клиент». Медики «скорой» вкатывают подростка, под кожей которого шевелятся непонятные пятна. Расспросив подружку парня, дежурный врач узнает, что причина «болезни» может быть связана с местным нехорошим домом.

У рассказа очень приятный, размеренный темп, который позволяет примерить на себя шкуру дежурного, чувства которого притуплены от недосыпа. В таком состоянии легко поверить даже в байку дряхлого старожила реанимационного отделения про вызов «врача с другой стороны».

Александр Матюхин, Александр Подольский «Пустоты»

Зимние будни юной Кати вяло и однообразно текут среди бетонного леса пустых новостроек. Ранний подъем в кромешной темноте, утомительные часы на работе и учебе, а в конце дня — возвращение домой через непрекращающуюся стройку. А по пути — темная деревянная церквушка… Зачем она здесь, посреди новостройки?

Образцовая городская страшилка от соавторов-тезок. Неуютная локация, чувство неведомой угрозы, заползающий под кожу страх. Дав привязаться к персонажам и проникнуться атмосферой, рассказ резво переходит к кульминации и развязке — читателя ошарашивают, зазватывают врасплох. Сверхъестественное остается покрытым тайной и недосказанностью, это плюс произведения.

Хочется также упомянуть крепкие рассказы «Идущие в рай» Кирилла Малеева и Ивана Белова и «Мать сырой земли» Елены Щетининой. Речь в них идет о разных исторических периодах, но посыл общий: ад уже здесь, и его создали сами люди. Герои «Идущих в рай» не видят другого способа спастись от земного ада, кроме мученической смерти. В «Матери сырой земли» все пессимистичнее: единственной реальностью для героя становится фронтовой окоп, пропитанный смертью и вездесущим безумием.

Приятно, что при частом обращении авторов к историческим ужасам (в этой антологии их примерно треть) хронотопы не повторяются, акценты выставлены по-разному. Не меньше радуют сюжеты, привязанные к современному миру.

После знакомства с «антологией антологий» охотно веришь, что «Вселенная русского хоррора» и правда безгранична. «Лучшее. Страшное. Дрожь» — второй атлас наиболее мрачных закоулков этой вселенной. Рекомендуем к ознакомлению всем без исключения.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)