DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ВИННИ-ПУХ: КРОВЬ И МЕД 2

Сергей Лейман: «Самое ужасное в Средневековье — это антисанитария»

Средневековая гравюра могла бы выйти из моды столетия назад, сдавшись перед напором более современных и продвинутых технологий. Но это случилось лишь отчасти: она находит немало ценителей и поныне. Творчество севастопольского художника Сергея Леймана, создателя сообщества «Гильдия», всецело сосредоточено на этой технике — и кто, как не он, знает, кому и почему гравюра интересна сегодня?

Сергей, для начала расскажите о вашем творческом пути. Как и почему вы пришли к технике средневековой гравюры?

Сразу хочется сделать маленькое пояснение, которое во многом отражает то, что я делаю. Я не считаю себя художником — скорее, дизайнером-графиком, ремесленником, который работает в определенной стилистике. Термин «художник» я использую для общего обозначения своей деятельности, но в целом я, наверное, не совсем творец.

К средневековой гравюре меня привело несколько дорог. Это и любовь к печатной графике, и симпатия к средневековой эстетике и ручному ремеслу. Если оценивать весь путь становления, то, конечно, первоначальное направление задал мой педагог, который и подсказал мне заниматься графикой. Немаловажную роль сыграло и погружение в академическую систему художественного образования, которое привело меня к изучению методик и техник эпохи Ренессанса.

Поясните для совсем несведущих: как создаются гравюры? Ведь здесь только пером или планшетом не обойдешься!

Термин «гравюра» в художественном плане подразумевает создание печатной формы, с которой производится тиражная печать. Этот вид искусства был одним из основных способов иллюстрации книг в Средневековье, который подразумевал создание идентичных копий. Виды гравюр бывают разные, но я акцентирую внимание на высокой печати, то есть вырезании лишнего с формы и печати с оставшихся элементов. Если говорить в современном контексте, то, конечно, средневековая гравюра для меня — в первую очередь не техника, а визуальная стилистика. Так что этого вполне можно добиться и современными инструментами, не прибегая к самой печати.

Сейчас, после длительного периода рисования пером, я перешел на графический планшет и не жалею об этом.

Сам же слежу за многими людьми, которые не прибегают к технике печати, а выполняют работы только на планшетах. Их работы ничуть не хуже.

Я тут хочу пояснить одну очень важную вещь для людей, которые только вникают в средневековую гравюру. Сам рисунок, который мы видим, изначально был нарисован пером, а уже потом перенесен на дерево и вырезан. Конечно, при рисовании работа технически решается таким образом, чтобы было удобно вырезать, но изначально суть работы — это рисунок, который потом тиражируется. Поэтому при желании можно обойтись простым рисунком, адаптированным под определенные технические особенности.

Почему, на ваш взгляд, гравюра поныне пользуется относительной популярностью, несмотря на многообразие более прогрессивных разновидностей изобразительного искусства?

На самом деле особой популярности я не вижу. Гравюра, в том числе средневековая, занимает очень узкий спектр и находит мало применения по сравнению с другими техниками. Мое внимание сейчас больше обращено к тому, что любое искусство не должно быть в конечном итоге станковым — оно должно работать. Так я пришел к татуировке.

В целом мир сейчас многокультурен и позволяет развиваться абсолютно всем течениям искусства, техникам и разновидностям. С появлением интернета и правильным маркетингом можно вообще навязать любой визуальный стиль, а средневековая гравюра — это классические человеческие сюжеты, которые даже не нуждаются в представлении.

Кто и для чего заказывает у вас работы?

Большая часть заказов на данный момент — это эскизы татуировок. Связано это в первую очередь, наверное, с тем, что немалая часть тату-мастеров — плохие художники при создании эскизов, а я как человек, который специализируется именно на этом стиле, имею возможность подходить к этому вопросу более качественно.

Вторую половину заказов составляют логотипы и обложки музыкальных групп. Но тут есть проблема: часть работ потом просто не доходит до использования. Что-то распадается, какие-то проекты не доделываются, и в итоге работу мало кто видит в применении заказчиком.

Остальная часть — покупки материальных работ, я всё так же режу гравюры и печатаю их. Иногда это копии, иногда мои. Чтобы прям крутые коллекционеры покупали — нет такого, но современное поколение с охотой приобщается, тем более что я всегда готов рассказать, что это, для чего, как оформлять и так далее.

Можете вспомнить необычные примеры использования ваших работ?

Таких вспомнить не могу. В целом у меня серьезная аудитория правых анимешников. Максимум бывают конфузы, когда я делаю сто правок, так как видение заказчика может кардинально отличаться от моего.

Вы увлекаетесь Средневековьем помимо того, что связано с гравюрой?

На самом деле мало чем увлекаюсь, практически всё внимание мое направленно именно на гравюру, но вообще люблю играть в фэнтези-RPG, причем в приоритете – с возможностью коммуникации с другими людьми.

Нравится порой погулять, посидеть на руинах крепостей, благо в Севастополе их предостаточно. Прямо под домом находится крепость Каламита — одно из любимых моих мест, чтобы порассуждать с другом.

Что вообще вас привлекает в средневековой тематике?

Больше всего меня привлекает визуальная символика. Это настолько далекий для меня аспект, к которому я всё стремлюсь, но не могу дотянуться. Именно благодаря символизму эта стилистика проникла в различные музыкальные течения. Мне очень нравится в гравюрах не то, как они технически выполнены, а как переданы различные символы. Есть в этом что-то мистическое, дарковое.

Еще мне очень нравится дух ремесла. Эпоха мастеров, которые знали свое дело, людей с золотыми руками.

Наш журнал все-таки посвящен жанру хоррора и мистики, поэтому не могу не спросить: какие ужасы, бытовавшие в Средневековье, впечатляют вас сильнее всего?

Для меня, наверное, самое ужасное в Средневековье — это антисанитария. grin А еще мне очень нравится дух охоты на ведьм. Не раз перечитывал «Молот ведьм». Это в целом очень ужасные вещи — и их было очень много в то время, особенно если вспомнить способы пыток и приспособления для них.

Как вы относитесь к распространенному нынче явлению, когда старинным гравюрам придают «современный» смысл, порой не без юмора или абсурда, как, например, в сообществе «Страдающее Средневековье»?

Отношусь хорошо и с позитивом. Это «явление» хорошо отображает время постмодерна. Мемы – это вообще круто. Я свою аудиторию, наверное, редко таким угощаю, но всегда считал, что это отличный способ коммуникации.

Есть ли современные гравёры, чьи работы вас вдохновляют?

Очень сильное влияние сейчас на меня оказывает немецкий художник и тату-мастер Билли Бернерт (@billybernert). Это рисовальщик большого мастерства. Стараюсь учиться по его работам, так как сам я как рисовальщик не очень.

Очень нравится автор Thy Grief (@thygrief). Замечательно чувствует символизм, к которому я также хочу стремиться.

Наши читатели со стажем могут помнить вашу обложку номера об Апокалипсисе. Расскажите, что вдохновило вас на ее идею и как вы воплотили задуманное.

Очень сильно был увлечен серией работ «Пляски смерти» Гольбейна-младшего. Они, собственно, и оказали влияние при создании «Апокалипсиса» как в композиционном плане, так и технически. Я даже решил хорошенько состарить лист бумаги, чтобы было больше похоже на старый отпечаток. Задумка такого исполнения, конечно, состояла в том, чтобы это воспринималось как некая иллюстрация с титульного листа какого-нибудь средневекового трактата.

Из примечательного могу еще добавить, что, работая над позой человека, я очень сильно интересовался социальными аспектами людей, как и в ранних моих гравюрах, которые не относятся к Средневековью. Мне хотелось показать некий нерушимый камень, но при этом хрупкий, как и человеческая жизнь.

Вы не только художник-график, но и тату-мастер. Что объединяет людей, желающих видеть на своем теле «средневековые» изображения?

Очень мало работаю в татуировке, всё никак не могу встать на производственные рельсы, поэтому четкой статистики у меня нет. Бьют гравюры люди очень широкого круга, с абсолютно разными интересами. Чаще всего, наверное, встречаю людей правых политических взглядов — отсюда и интерес к визуальной эстетике гравюры.

Можете привести примеры наиболее значимых для вас — или, может быть, оригинальных — татуировок, которые вы создали?

Очень понравились набитые мной три работы из цикла «Смешные сны Пантагрюэля» за авторством Франсуа Деспре. Эти работы чем-то напоминают Брейгеля. Некие химеры, но работать с ними было очень приятно.

Спасибо за интервью, Сергей! Успехов в вашем непростом деле!

Вам также большое спасибо. Надеюсь, достаточно подробно всё расписал, но всегда рад гостям, если есть какие-то вопросы, связанные с гравюрой. Удачи вам и вашему журналу!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)