DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Вселенная Великих Древних: творческий путь The Great Old Ones

Влияние творчества Г. Ф. Лавкрафта на мир тяжелой и всяко-разной мрачно-мистичной музыки поистине фундаментально. Среди сотен исполнителей каждый второй считает своим долгом отдать дань уважения Мастеру, посвятив ему отдельно взятую композицию или даже альбом. Однако есть и коллективы, чей творческий путь с самого начала целиком базируется на произведениях ГФЛ. Соединяя мотивы прозы этого выдающегося писателя с магией струн и клавишных, порой они творят настоящие порталы, ведущие в иную реальность, мир сновидцев и художников, чьи грезы обладают выдающейся способностью менять взгляды на привычный мир.

В число таких умельцев входит французская капелла под грозным названием The Great Old Ones, которая за одиннадцать лет существования зарекомендовала себя как серьезная и исключительно талантливая формация. Тонкому ценителю такого прогрессивного и, несмотря на специфический оттенок, достаточно популярного ныне течения, как атмосферный пост-блэк-метал, непременно стоит ознакомиться с творчеством этого коллектива. Хотя бы потому, что The Great Old Ones — настоящие эстеты лавкрафтианского искусства, которые достигли идеального баланса между текстовой и музыкальной составляющими.

Основатель группы, композитор, гитарист/вокалист и автор лирики Бенжамин Гуэрри любезно согласился ответить на наши вопросы. Ответы Бенжамина помогают лучше понять творческую природу его детища, что мы и попытаемся сделать с позиции обычного слушателя.

I. История и легенда

Как музыканты, играющие продвинутую разновидность блэк-метала, а уж тем более как блэк-металисты из Франции, можете ли вы назвать себя продолжателями дела приснопамятных Черных Легионов (Les Légions Noires) — французского андеграундного объединения блэк-музыкантов, расцвет которого пришелся на середину 1990-х годов? Кто из мировых «тяжелых» исполнителей оказал на вас влияние в начале творческого пути (или, может быть, продолжает оказывать)? Следите ли вы за развитием французской экстремальной сцены?
Не думаю, что у нас есть что-либо общее с Les Légions Noires. Они хотели делать настоящий андеграунд. У нас такого желания нет. Мы делаем блэк-метал, который сильно отличается от их музыки, у нас другая тематика. Большое влияние на нас оказывают, например, Emperor и Enslaved, на которых мы постоянно оглядываемся. И этим дело не ограничивается, наш арсенал источников вдохновения весьма широк. Мы, безусловно, следим за происходящим на французской блэк-метал-сцене. А сцена очень плодовитая, на сегодняшний день ей удалось сделать себе международную репутацию.

Проект был образован в 2009 году во французском городе Бордо, что в Новой Аквитании, и в последующие годы состав группы помимо Гуэрри дополнили гитаристы Ксавье Годар и Джефф Граймал (который также является художником-оформителем всех без исключения альбомов группы), басист Себастьен Лаланне и ударник Лео Иснард. Однако, как заявляют сами музыканты, в состав команды входит еще один участник — ни много ни мало сам Джентльмен из Провиденса, ну или его призрак, тут уж понимайте как хотите.

Как бы там ни было, в данном лайн-апе The Great Old Ones представили свой дебютный полноформатный альбом «Al Azif», увидевший свет в апреле 2012 года на лейбле Les Acteurs de l’Ombre Productions.

Как мы помним, «Аль-Азиф» — это оригинальное название ужасного и запретного «Некрономикона», книги, которая, если верить ее же вымышленной истории, сочиненной Лавкрафтом, была написана безумным арабом Абдулом Альхазредом около 730 года нашей эры. «“Азиф” — слово, обозначающее у арабов звуки (производимые насекомыми), которые они считали воем демонов в ночи» (пер. С. Слободянюк). Надо ли говорить, что эта мифическая книга стала абсолютно культовым артефактом, который получил собственную жизнь в последующие полвека.

На своем первом альбоме французы использовали, пожалуй, самые известные явления «лавкрафтианы», от истоков приснопамятной и запретной книги и сюрреалистических неземных ландшафтов города-трупа Р’льеха до внежанровых мифологических сюжетов, а также представили собственную картину событий, происходивших на таинственной Rue d’Auseil (рассказ «Музыка Эриха Цанна»).

В музыкальной части «Al Azif», даром что первый полноформат, исполнен на высочайшем уровне, с соответствующим качеством и углубленным творческим подходом. Эту пластинку можно назвать хаотичной и дисгармоничной, но в то же время она толково проработана и затягивает в себя, как темная холодная трясина. Блэк-металическая основа с раскатистыми острыми тремоло, бластбитами и хриплым, местами надрывным, протяжным скримингом щедро разбавлена пост-роковыми опустошительными проигрышами на грани депрессива и мимолетными думовыми пластами с мидтемповыми риффами, вгоняющими в отрешенно-медитативный транс.

Структура композиций — своего рода мозаичное панно, где взаимодействуют, казалось бы, совершенно разнородные сегменты, испещренные яростными прогонами, минорными пассажами, истошными, будто железом о железо, запилами и невесомыми «зефирными» мелодиями, среди которых также можно уловить блюзовые и неоклассические ходы. И даже вокал последовательно преображается из зловещего хрипа в более надрывный распевный речитатив. Это уже не столько пост-, сколько прогрессив-пост-блэк, аналогии которому найти довольно сложно. Атмосфера «Al Azif» остается предельно отрешенной, в должной мере величественно-холодной и по-своему утонченной, и проникнуться ею с первого раза достаточно сложно. Но если это случилось — значит, вы попали под воздействие Древних.

Ваша музыка отличается особой запредельной атмосферой, которая, как и мелодии Эриха Цанна, с трудом поддается словесному описанию. В связи с этим возникает вопрос: как выглядит творческий процесс The Great Old Ones? Есть ли среди вас тот, кто приносит основную идею, к которой позже подключаются все остальные, или же ваша музыка — результат коллективного труда на одной волне?
С самого начала существования группы я всегда сочинял львиную долю материала — как музыки, так и текстов. И это вполне естественно, ведь проект начинался как one-man-band. Конечно, другие члены команды активно участвуют в создании аранжировок, которые являются важной частью нашей музыки. Однако это не значит, что так будет всегда. Время покажет!

The Great Old Ones заявили о себе как о достойном и, безусловно, талантливом коллективе, не приемлющем каких-либо границ. Словно в подтверждение этого, в 2013 году группа выпускает сингл «Bachelorette» — кавер на известную композицию неподражаемой Бьорк (!). Версия французов выполнена в типичном для группы стиле атмосферного затягивающего блэка с изрядной долей мелодизма и энигматичности, и в ней с трудом угадывается оригинал. Что ж, этот эксперимент вполне удался, но пора уже двигаться дальше — к новым пределам бесконечного…

II. Жажда открытий и ужасающие тайны планеты

Каждый из ваших альбомов носит в той или иной степени концептуальный характер, базирующийся на отдельно взятых сюжетах произведений Лавкрафта и отсылках к его мифологическому пантеону. Что определяет концепцию альбома — четкое желание передать атмосферу отдельно взятых повестей и рассказов, или вначале появляется музыка, атмосфера которой более подходит к тем или иным сюжетам?
Всего понемногу. Обычно сначала появляется музыка, пробуждая в нас те первобытные чувства, которые позже получат развитие в альбоме. Затем очень быстро оформляется концепция, сама атмосфера рисует лавкрафтианские образы, наталкивает на мысли об определенных произведениях. Мы всегда хотели создавать новое, а не повторять самих себя. Поэтому наши альбомы — это иногда адаптации произведений Лавкрафта, иногда сиквелы, а иногда каждая песня рассказывает свою самодостаточную историю.

В 2014-м группа презентует свою вторую студийную работу «Tekeli-Li», которая, в отличие от «Al Azif», носит насквозь концептуальный характер и базируется на повести Лавкрафта «Хребты Безумия» — одном из самых сильных произведений писателя. Каждому, кто затаив дыхание следил за этой историей, хорошо знакомы странный зов «Текели-ли!» и его происхождение. Одно лишь упоминание клича может вызвать у читателя смутное беспокойство. Этим творением The Great Old Ones заметно подняли свой творческий уровень, путем музыкальных метаморфоз создав колоссальный плацдарм для воображения слушателя.

В противовес несколько разрозненному стаффу своего предшественника, «Tekeli-Li» получился куда более монументальным, целостным и завершенным, но при этом не менее глубоким и насыщенным. Блэк-металический остов, кажется, ужесточился до такой степени, что в композициях ощутимо проглядывают дэтовые пласты, а общий антураж пропитан сильнейшим саспенсом на грани чистого безумия. Раскатистые тремоло еще больше ощетинились, басовые партии стали рельефнее и вариативнее, шквалистые ударные продолжают терзать неподготовленный слух, а ревущий вокал звучит просто зверски. Общую картину дополняют плотные клавишные фоны, сгущающие атмосферу до тревожно-пленительных ноток и навевающие мысли о величественно-мрачных пейзажах Антарктики. Ломаные структуры переходов и пространные созерцательные пассажи словно воссоздают маршрут экспедиции по заброшенному городу Старцев.

«То, что мы увидели, нельзя было назвать обычным городом, нашим глазам открылась поразительная страница из древнейшей и невероятнейшей главы земной истории. Следы ее сохранились разве что в самых темных, искаженных легендах, ведь глубокие катаклизмы уничтожили все, что могло просочиться за эти гигантские стены. Страница, однако, подошла к концу задолго до того, как человечество потихоньку выбилось из обезьяньего царства. Перед нами простирался палеогенный мегаполис, в сравнении с которым легендарные Атлантида и Лемурия, Коммория, Узулдарум и Олатое в земле Ломар относились даже не ко вчерашнему дню истории, а к сегодняшнему…» (пер. В. Бернацкая).

Партии акустики и виолончели, гнетущие реверберирующие аккорды, складывающиеся в тот самый призыв, при внушительной продолжительности отдельных глав усиливают атмосферу близящегося безумия, уводящего главных героев в глубочайший лабиринт, где им предстоит столкнуться с древним ужасом, о котором нельзя и помыслить.

Подробности злоключений экспедиции Мискатоникского университета переданы вполне рельефно благодаря эпически-повествовательному стилю и почти документально-визионерскому методу изложения событий. Лирика по-прежнему осталась символической и содержит вкрапления прямых цитат из «Хребтов Безумия», которые отображают хронологию событий: от плавного зачина и последовательного развития до шокирующей, панической развязки. Но, как и повесть Мастера, альбом оставляет слушателя с ощущением смутной тревоги и недосказанности…

«В интересах безопасности человечества нельзя бесцеремонно заглядывать в потаенные уголки планеты и проникать в ее бездонные недра, ибо дремлющие до поры монстры, выжившие адские создания, могут восстать ото сна, могут выползти из своих темных нор, подняться со дна подземных морей, готовые к новым завоеваниям (пер. В. Бернацкая).

На сегодняшний день «Tekeli-Li» можно считать абсолютной классикой творчества The Great Old Ones, а заодно хорошим саундтреком для чтения «Хребтов Безумия». Возможно, этот релиз будет звучать не столь фоново, как, например, композиции Cryo Chamber Collaboration, зато он вполне рельефно передает всю эмоциональную фабулу повести.

В дальнейшем группа погрузилась в творческое затишье, однако не сидела без дела и достаточно активно принимала участие в таких знаковых метал-фестивалях, как Hellfest, Metal Gate Czech Death Fest, Tyrant Fest и других. Учитывая специфический материал группы, требующий большой сосредоточенности, хотелось бы отметить, что The Great Old Ones все же больше подходят камерные выступления в небольших залах. Обходясь минимальным сценическим оформлением и грамотно поставленным светом, придерживаясь достаточно аскетичного, но по-своему стильного имиджа, эта команда вполне способна овладеть толпой на долгое время.

III. Преображение и безумие

На фоне современной несколько опошленной популярности Лавкрафта и его «мифов Ктулху», проникших в масс-медиа (интернет-мемы, игрушки, забавные сувениры и пр.), а также множества рок- и метал-групп, использующих концепции ГФЛ, The Great Old Ones сохраняют особую эстетику и атмосферность прозы Говарда Филлипса. Можно ли назвать ваше творчество не просто искусством, но и своего рода медитацией в попытках познать тайны своего сознания и Космоса?
Конечно же, слава Лавкрафта никогда не была столь огромна, как сегодня. И это вовсе не обязательно плохо: перегибы есть везде. Есть также несколько авторских подходов к работе. Творчество многих метал-команд базируется исключительно на жуткой, злой стороне лавкрафтовских сущностей. Мы же придаем не меньшее значение ландшафтам и местам. Это помогает создавать более завершенную, более напряженную атмосферу. Эти элементы крайне важны во время чтения рассказов, и мы стремимся к тому же в песнях. Холод космоса делает такую сущность, как Азатот, еще опаснее и притягательнее.

Новое откровение французов, получившее название «EOD: A Tale Of Dark Legacy», увидело свет в начале 2017 года на достаточно мажорном лейбле Season Of Mist. И снова мы становимся свидетелями плавных метаморфоз, происходящих в организме группы. Если главной стихией «Tekeli-Li» был холод вечной мерзлоты и вековых льдов, то третья пластинка пропитана холодом немыслимых морских глубин, хотя альбом и не содержит строгой концепции. Эту работу можно назвать самой психопатичной и, скажем так, античеловечной пластинкой французов, олицетворяющей оглушающее безумие таких произведений, как «Дагон» и «Тень над Иннсмутом», которой, кстати, посвящена одна из композиций.

Безумием и античеловечностью здесь проникнуто буквально все. Это и нарочито искаженный саунд с выдвинутой вперед ритм-секцией, в то время как гитары звучат непривычно глухо и вязко, будто забиты морской тиной и глиной, уничтожая малейшие проблески мелодизма и гармонии. Это и эксперименты с вокальными сэмплами, имитирующими велеречивое пение «из-под воды». Это и фьюнерал-думовые риффы с цикличными проигрышами ритуального характера. Это и бесноватые клавишные, буквально удушающие слушателя своими покровами. Это и минималистичные пост-роковые вкрапления, которые звучат еще более зловеще, будучи вспороты одиночными соло-проигрышами, словно демонической флейтой.

Особым новшеством следует считать привлечение хора, отправляющего восхваления верховным божествам пантеона Лавкрафта — Йог-Сототу, Хастуру, Ньярлатотепу, Ктулху и Азатоту. Особо стоит выделить финальный трек «Mare Infinitum» как великолепный и умопомрачительный эпик, позволяющий ощутить себя вне времени и пространства, посвященный величию Мирового океана, хранящего «…тайны неизмеримых глубин и далеких забытых столетий» (пер. В. Дорогокупля).

IV. Безграничность и страх неведомого

К созданию своего четвертого (и последнего на данный момент) опуса The Great Old Ones подошли в несколько обновленном составе. Новыми гитаристами стали Аврелиан Эдуа и Александр «Gart» Руле, место бас-гитариста занял Бенуа Клаус. Это как раз тот случай, когда изменения в составе привносят свежую кровь в творческий потенциал коллектива, позволяя все время развиваться в правильном направлении. И если альбом 2017 года описывал все нечестивое величие подводного мира, то данное откровение практически возносит слушателя до немыслимых высот и безжалостно бросает его в объятия бесконечного Космоса.

«Йог-Сотот — знает врата, Йог-Сотот — и есть врата. Йог-Сотот — это ключ и это страж. Прошлое, настоящее и будущее — все в руках Йог-Сотота. Он знает, где Властители Древности прорывались в этот мир из древних времен и где они прорвутся вновь» (пер. Е. Мусихина).

Немыслимые звездные бездны и извечные Механизмы Вселенной, на фоне которых история человеческого рода — ничтожный миг; апокалиптические грезы, сумасшествие в попытках осмыслить сущность монструозных богов; архаичные ритуалы, посвященные Великим Древним, а также лицезрение приближения Ползучего Хаоса Ньярлатотепа — все это вобрал в себя «Cosmicism».

В музыкальном плане этот релиз можно назвать, пожалуй, самым бескомпромиссным и металлизированным из всей пока что небогатой дискографии французов, хотя упрекнуть их в скудости содержимого возможности не представится. В этот раз музыканты сделали ставку на крепкую и вариативную гитарную работу, усилив блэк-металический натиск, в то время как атмосфера достигает новых, поистине космических высот безграничной угрюмости, демонстрации телесной ничтожности человека перед непостижимостью Вселенной.

Здесь блэк-металическая ярость бушует не на шутку, зацикленные пространные проигрыши все больше завладевают сознанием аудитории, заметно потеснив пост-роковую психоделичность и апатичную меланхолию, хотя эти компоненты продолжают освежать полотно новыми красками. Грамотно структурированные композиции предельно индивидуальны, инкрустированы клавишными текстурами, эмбиентными сэмплами, пробирающими хорами, а также изящными вкраплениями акустики. Характерная хаотичность и непредсказуемость The Great Old Ones сталкивается с мастерской отточенностью аранжировок и цепкостью мелодий, что свидетельствует о возросшем опыте команды.

Возможно, «Cosmicism» не сразу раскроет все свои секреты и мельчайшие детали, для этого потребуется не одно прослушивание, но определенно оно того стоит. Французы выдержали необходимый художественный уровень, создав на удивление цельное произведение, каждая глава которого достаточно индивидуальна и живет собственной жизнью. Определенно, «Древние» не испытывают дефицита творческих идей и по-прежнему мастерски проецируют рефлексию своего микрокосма на язык музыки, которая, может быть, и не предназначена для широкого круга, но тем сильнее проявляется ее элитарность.

Доводилось ли вам когда-либо при написании нового материала и расширении творческих горизонтов хотя бы мимолетно испытывать на себе страх неизведанного и необъятность нашей Вселенной, о которых упоминал в своем знаменитом эссе Лавкрафт?
Сочинение и запись такой музыки, как наша, — состояние, близкое к трансу. Нужно позволить атмосфере поглотить тебя, почувствовать эмоции, что спрятаны глубоко внутри. Музыка — это путешествие в глубины внутреннего космоса. Так что — да, мы чувствуем то, что описывал Лавкрафт. Чувствовать Лавкрафта — значит ощущать страх перед неизвестным. Страх, который так сильно притягивает, что становится особой формой прекрасного.

The Great Old Ones можно смело отнести к числу самых талантливых и ревностных последователей Г. Ф. Лавкрафта. С самого начала своего творческого пути они преподносят себя с лучших сторон и по сей день радуют своих поклонников ультраатмосферными и, что немаловажно, качественными релизами, инспирированными не только духом великого писателя, но и собственным удивительным визионерством, коим наделены очень немногие.

И это хороший повод поближе познакомиться с творчеством группы, оценить по достоинству эти великолепные и умопомрачительные звуковые полотна, которые могут поколебать спокойствие даже человека непосвященного. А ведь впереди еще множество других страниц литературного наследия Джентльмена из Провиденса, и множество горизонтов, и мириады диковинных миров, по которым проведут нас «Великие Древние»…

P.S. Автор статьи выражает благодарность своему коллеге Алексу Лоренцу за помощь в подготовке текста, в частности переписку с группой The Great Old Ones.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)