DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПИЛА. ДЖОКЕР

Страшная Брянщина. Сосновоболотский маршрут: часть первая

В новом путешествии по захолустным уголкам Брянского края мы пройдем по нелегкому маршруту в окрестностях деревни Сосновое Болото на границе Выгоничского и Почепского районов. Завязнем в грязи посреди кукурузных полей, заглянем в заброшенные дома, побываем в покинутом поселке посреди лесной чащи, посетим погост в топях, а завершим путешествие ритуально — у склепа Алексея Константиновича Толстого. В этой серии «Страшной Брянщины» расскажем о той половине маршрута, что пролегает по Выгоничскому району, а через месяц продолжим в Почепском. О некоторых из этих селений мы уже вскользь упоминали в предыдущих сериях — так что не удивляйтесь, если встретите знакомые названия и места. Начнем!

Алексеевский и Гукалинский

Все селения Выгоничского района на нашем условном сосновоболотском маршруте официально относятся к Хмелевскому сельскому поселению. Давайте приедем на брянский автовокзал к девяти утра, купим билет на почепскую маршрутку до Алексеевского и часок подремлем на комфортабельных сиденьях. Главное — не проспать свою остановку и вовремя крикнуть: «Алексеевски-и-и-и-и-и-ий!»

Поселок разбросан вдоль трассы Брянск — Гомель. Он вполне живенький, даже магазин есть. Мы пойдем на юг — к Гукалинскому, а после — к Павловскому.

Это будет непросто. До Гукалинского всего два километра, но грунтовая дорога идет через пустырь и кукурузные поля, после крепкого дождя на ней неделями стоят широченные лужи.

Гукалинский — некогда крупное для здешних мест селение — упоминается с начала ХХ века. Максимальное количество жителей в лучшие времена — сто тридцать человек. Сегодня осталась пара живых хозяйств. Другие дома стоят брошенными и незапертыми. В таких жилищах на стенах иногда остаются отрывные календари — по ним можно понять, когда умерли или уехали последние обитатели. Шторы на окнах тоже могут провисеть десятки лет, не разлагаясь и не рассыпаясь. Порой попадется на глаза почетная грамота и кое-что расскажет о хозяевах.

Если захочется подробнее узнать о населении Гукалинского и фамилиях семей, можно заглянуть на местное кладбище. На современных картах оно не обозначено, но хорошо видно издали. Ну а мы двинемся дальше.

Павловский

Чтобы отправиться дальше на юг, по гукалинским улочкам нужно пробиться к бетонной дороге, которую не так давно построило местное сельскохозяйственное предприятие. На южной оконечности Гукалинского есть все шансы увязнуть по колено в грязи — двигаться надо осторожно. Тем путем почти никто не ездит — вот дорога и размякла. Зато дальше легче.

Прямая безлюдная бетонка в пять километров длиной ведет к трубчевской трассе. Неподалеку от Гукалинского к бетонке прилепился поселок Павловский — то, что от него осталось. На картах до сих пор обозначена единственная улица — Партизанская. На ней остался остов одного дома и много столбиков от заборов. Основан Павловский тоже в начале прошлого века. В 1926 году — около семидесяти жителей. Свое кладбище было до сороковых годов, после войны там больше не хоронили. Сейчас на его месте холмик с бугорками. Если специально не искать, едва ли догадаешься, что это был погост. Зато в конце зарастающей улицы Партизанской есть маленькое захоронение погибших местных жителей.

Михайловский

Чуть дальше по бетонке есть неприметный поворот направо, в лес. Четыре километра по бегущей сквозь чащу грунтовке — и оказываемся в поселке Михайловском.

Основан он, судя по всему, тоже в начале прошлого века. Сто лет назад в Михайловском жило полторы сотни человек, на картах тех времен поселок обозначен как колхоз. Сейчас это длинная улица Садовая из пустых ветшающих жилищ. Электричества здесь, похоже, больше нет — провода срезаны, остались одни столбы. Даже средь бела дня может сделаться не по себе на такой молчаливой улице, где дома своими пыльными окнами-глазами наблюдают за путниками из-за ветвей и высокой травы. Они до сих пор целы, видимо, только потому, что до поселка просто так не добраться и через него не лежит ни одна сквозная дорога. Зарастают дома, зарастает и сама улица.

На картах показана еще одна грунтовка, что должна вести через местное кладбище дальше в лес и на асфальтированную дорогу в Сосновое Болото. Но той грунтовки давно не существует — короткое ответвление в конце улицы Садовой упирается в михайловский погост, тоже то еще угрюмое местечко. Если родственники усопших сюда и заглядывают, то редко.

Сосновое Болото

На подходах к Михайловскому от ведущей к нему грунтовки есть ответвление в сосновый лес. Четыре километра — и попадаем на асфальтированную дорогу, которая ответвляется от гомельской трассы и заканчивается в деревне Сосновое Болото. Тянется та змеистая сонная дорога около девяти километров, а вдоль нее — три поселка: Новониколаевский, Новомихайловский и Ивановский. В Ивановском мы и выйдем из дремучей чащи, где спрятался обезлюдевший и мертвый Михайловский.

Впрочем, попасть в Сосновое Болото можно и с юга: сойти с трубчевского автобуса в крупном селе Уручье, прошагать всего-то восемь километров — и мы на месте. Правда, с дорогами тут не так хорошо. На середине пути ровный асфальт резко сменяется разбитой лесной грунтовкой. Но пройти можно. Лес вскоре заканчивается — начинается луг.

Дальше — одно из трех сосновоболотских кладбищ, а потом и сама деревня.

Сосновое Болото впервые упоминается в документах XVIII века. До 2005 года оно было центром сельсовета. В 1926 году здесь жила почти тысяча человек, сейчас осталось едва ли больше сотни. На главной улице много брошенных домов, заколоченный магазин и никому не нужная автобусная остановка. Вероятно, автобусы сюда раньше ходили из Почепа — Сосновое Болото почти на границе с Почепским районом. Сейчас не ходят, но остановка по-прежнему есть.

Была тут и школа — ее упразднили чуть позже сельсовета. Сейчас это брошенное здание. Внутри сохранилось кое-что от былых времен — страницы из ученических тетрадей, документы педагогов, газеты.

Идешь по главной деревенской улице — слышно, как блеют козы, мычат коровы, кукарекают петухи. Но людей вряд ли встретишь.

Улица переходит в проселочную грунтовку, которая заканчивается тупиком. Вероятно, свое название Сосновое Болото получило из-за таких вот местечек поблизости.

Чтобы отправиться дальше по нашему маршруту, перед тупиком нужно не пропустить поворот в овраг. Это не так просто: дорога та существует, но на картах не обозначена.

Наша следующая цель — последняя в Выгоничском районе, на самой его границе с Почепским. Это мертвая деревня Богдановка.

Богдановка

В деревню дорога ведет через ее кладбище. Там до сих пор время от времени хоронят тех, кто когда-то давно родился в Богдановке.

Богдановка, как и Сосновое Болото, селение очень старое — впервые упоминается аж в 1710 году. В 1926 году — около двух с половиной сотен жителей, а с 2009 года — без населения. От деревни не осталось ничего — только зарастающая хмызником низина посреди поля да прудик.

Любопытно, что Богдановка какое-то время называлась Емельяновкой, а соседняя Емельяновка Почепского района — Богдановкой. Емельяновка тоже очень старая. И тоже вымерла, ее нет на картах с конца восьмидесятых. Но кое-что в тех местах найти можно, хоть это и непросто. Мы нашли. Но об этом — в следующей серии «Страшной Брянщины».

Продолжение следует.

Публичные ресурсы о захолустных уголках Брянщины:

Иван Бирюков: краеведческие заметки

Брянское захолустье (VK)

Брянское захолустье (YouTube)

Читайте предыдущие статьи цикла:

Страшная Брянщина

Путешествие по вурдалачьим местам А. К. Толстого

Левобережье

Житная Поляна: в поисках деревни-призрака

Орменский треугольник

Погосты исчезнувших деревень

Галая Лужа и другие укромные уголки

Карповка — Войки

Милечские маршруты: Тщань

Милечские маршруты: Вершань

Третий милечский маршрут

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)